0

Карточные долги Буша

Принципы экономической политики Джорджа Буша основаны на чрезвычайно рискованной азартной игре, которая отражает политическую коалицию двух крупных сил: супербогачей и евангельских христиан. По мере того как эти принципы терпят крах, мировые финансовые рынки отрицательно реагируют на это, добавляя тем самым неопределенности в мировую экономику, и облегчения пока почти не предвидится, поскольку Америка вступает в период продолжительных политических междоусобиц и застоя.

Супербогачи преследовали при присоединении к коалиции Буша главным образом одну цель: снижение налогов, от которого в наибольшей степени получили выгоду самые богатые. Евангелистов привлекли так называемые «семейные ценности», под которыми понимается противодействие абортам и бракам гомосексуалистов, а также обещание активной правительственной поддержки религиозной деятельности, в том числе прямых денежных выплат религиозным группам за общественно полезную деятельность на местном и международном уровне.

Команда Буша полагала, что в конце концов сможет компенсировать снижение налогов для богатых за счет сокращения правительственных расходов, но она никогда не объясняла этого широкой публике. Вместо этого четыре года члены команды делали вид, будто бюджетный дефицит не имеет особого значения. Только после переизбрания Буша они начали объяснять, что крупный бюджетный дефицит, вызванный главным образом снижением налоговых поступлений, потребует резкого снижения расходов на социальное страхование, здравоохранение и в других областях.

Но большинство американцев, поддержав снижение налогов в первый президентский срок Буша, потому что благодаря нему у них стало немного больше денег, не поддерживают атаку на базовые государственные услуги, последовавшую за этим. Это несогласие распространяется и на избирателей из числа евангельских христиан, семьи которых в основном принадлежат к рабочему или к среднему классу и зависят от многих видов государственной социальной помощи. Несмотря на провозглашаемые многими христианскими фундаменталистами «свободно-рыночные» убеждения, как избиратели они поддерживают финансирование государством пенсионного обеспечения, здравоохранения и прочих общественных нужд.