1

Пакистан сопротивляется?

ИСЛАМАБАД – С середины декабря Пакистан испытывает небывалую, даже по пакистанским меркам, политическую и экономическую нестабильность. Хрупкая политической структура, которая начала возводиться после восстановления гражданского правительства в 2008 году, теперь начинает сотрясаться.

Основным источником этих волнений является Тахир Кадри, мусульманский священнослужитель из Торонто, прибывший в Лахор в начале декабря. Десять дней спустя он обратился к общественному собранию на городской площади Минар-э-Пакистан, где годом ранее бывший игрок в крикет, а ныне политик Имран Хан запустил процесс, который был не совсем верно назван политическим цунами.

Кадри выдвинул 20-дневный ультиматум, в котором потребовал от правительства Исламабада очистить политическую систему от безудержной коррупции, заново сформировать избирательную комиссию и назначить временное управление для наблюдения за предстоящим голосованием. Среди наблюдателей, сказал он, должны быть технократы, отставные военные офицеры и судьи – они могут занимать предоставленные должности дольше позволенных Конституцией 90 дней. Если правительство не предпримет эти шаги, он пообещал возглавить марш миллионов в столице.

Когда правительство все-таки не пошло на уступки, 50 000 человек вышли на знаменитый Великий колесный путь, по направлению к Исламабаду, им потребовалось 36 часов, чтобы совершить 300-километровый поход. Кадри неоднократно обращался к демонстрантам; в большом количестве используя политические метафоры, он называл себя новоявленным Мао Цзэдуном, ставшим на путь джихада для очистки системы и начала пакистанской версии арабской весны.