56

Строим прогрессивный интернационал

АФИНЫ – В развитых странах Запада политика переживает встряску в масштабах, невиданных с 1930-х годов. «Великая дефляция», охватившая обе стороны Атлантики, оживила политические силы, которые находились в спячке со времён конца Второй мировой войны. В политику вернулись страсти, но совсем не таким образом, как многим бы из нас хотелось.

Правые силы воодушевляются жаром борьбы с истеблишментом, который вплоть до последнего времени был свойственен только левым. В США Дональд Трамп, кандидат в президенты от республиканцев, ругает (и вполне заслуженно) Хиллари Клинтон, своего демократического соперника, за тесные связи с Уолл-стрит, за стремление к интервенциям в зарубежные страны и за готовность заключать соглашения о свободной торговле, которые ухудшают стандарты качества жизни миллионов рабочих. А в Великобритании ярые тэтчеристы, агитируя за Брексит, примерили на себя несвойственную им роль энергичных защитников Национальной службы здравоохранения.

У подобных мутаций есть прецеденты. Правые популисты традиционно используют квазилевацкую риторику во времена дефляции. Любой, кто сможет выдержать чтение речей ведущих фашистов и нацистов 1920-х и 1930-х годов, обнаружит в них призывы, которые, на первый взгляд, покажутся ничем не отличимыми от вполне прогрессивных идей: Бенито Муссолини воспевает систему социальной защиты, Йозеф Геббельс жёстко критикует финансовый сектор.

То, с чем мы сегодня столкнулись, является естественным следствием фиаско центристской политики, вызванного кризисом мирового капитализма: финансовый крах привёл к Великой рецессии, а затем к нынешней Великой дефляции. Правые просто повторяют свой старый трюк – используют праведный гнев и неоправдавшиеся чаяния жертв кризиса для продвижения своей гадкой программы.