Justin Sullivan/Getty Images

Строим прогрессивный интернационал

АФИНЫ – В развитых странах Запада политика переживает встряску в масштабах, невиданных с 1930-х годов. «Великая дефляция», охватившая обе стороны Атлантики, оживила политические силы, которые находились в спячке со времён конца Второй мировой войны. В политику вернулись страсти, но совсем не таким образом, как многим бы из нас хотелось.

Правые силы воодушевляются жаром борьбы с истеблишментом, который вплоть до последнего времени был свойственен только левым. В США Дональд Трамп, кандидат в президенты от республиканцев, ругает (и вполне заслуженно) Хиллари Клинтон, своего демократического соперника, за тесные связи с Уолл-стрит, за стремление к интервенциям в зарубежные страны и за готовность заключать соглашения о свободной торговле, которые ухудшают стандарты качества жизни миллионов рабочих. А в Великобритании ярые тэтчеристы, агитируя за Брексит, примерили на себя несвойственную им роль энергичных защитников Национальной службы здравоохранения.

У подобных мутаций есть прецеденты. Правые популисты традиционно используют квазилевацкую риторику во времена дефляции. Любой, кто сможет выдержать чтение речей ведущих фашистов и нацистов 1920-х и 1930-х годов, обнаружит в них призывы, которые, на первый взгляд, покажутся ничем не отличимыми от вполне прогрессивных идей: Бенито Муссолини воспевает систему социальной защиты, Йозеф Геббельс жёстко критикует финансовый сектор.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/V2cc2kl/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.