0

Широкополосная либерализация

НЬЮ-ДЕЛИ. В июле я был среди 30 мужчин и женщин со всего мира – правительственных министров, чиновников, технологов и разработчиков стратегии, собравшихся в Международном союзе электросвязи (МСЭ) для обсуждения, каким образом широкополосная технология может изменить мир к лучшему. Комиссия по широкополосной связи встречалась под председательством президента Руанды Поля Кагаме и мексиканского коммуникационного магната Карлоса Слима.

МСЭ, орган Организации Объеденных Наций, создал Комиссию совместно с ЮНЕСКО, поэтому сопредседательство не было случайным. ООН признает, что, если информационная революция получит дальнейшее развитие, то она будет происходить за счет вклада как на государственном, так и на частном уровне. Как сказал генеральный секретарь МСЭ Хамадун Турэ: «В двадцать первом веке повсеместно доступные широкополосные сети будут иметь такое же важное значение для социального и экономического процветания, как транспортные, водопроводные и электрические сети».

Шведский писатель и драматург Макс Фриш однажды отверг технологию как «искусство, организующее мир таким образом, что у нас нет необходимости его познавать». Однако сегодня технология играет важное значение для участия в деятельности мира. И хотя мир не может существовать благодаря одной только технологии, информационная революция предоставила свободу миллионам людей.

Информация предоставляет свободу в традиционном политическом смысле: распространение информации оказывает непосредственное влияние на степень ответственности и прозрачности, которые правительства должны обеспечивать, если они хотят «выжить».