10

Бегство с поля битвы за Британию

СЕН-ПЬЕР-Д’АНТРЕМОН (ФРАНЦИЯ) – На фоне грустного положения дел после голосования за Брексит бывшие сторонники сохранения членства Великобритании в Евросоюзе, похоже, совершенно отказались от дальнейшей борьбы за будущее своей страны. Что ещё хуже, многие, кажется, смирились с фундаментальным аргументом сторонников выхода – в Британии слишком много европейцев.

Из-за этого качество дебатов ухудшилось, и распространились какие-то безнадёжные мечтания: А может быть, на самом деле Британия не потеряет основной доступ к общему рынку, если введёт ограничения против граждан ЕС. А может быть, Евросоюз сам откажется от принципа свободной трудовой мобильности, пытаясь умилостивить Британию. А может быть, ЕС сделает специальные исключения для защиты, например, британского университетского сектора, или он будет вести дела с Британией как с Лихтенштейном, микрогосударством, у которого есть доступ к общему рынку.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

В реальности, если бывшие сторонники сохранения членства согласятся с аргументом, что в страну не надо пускать мигрантов из Европы, тогда Соединённое Королевство (или, по крайней мере, Англия с Уэльсом, так как проевропейски настроенные Шотландия и Северная Ирландия могут захотеть из него выйти) пойдёт по пути «жёсткого» Брексита, то есть выхода не просто из Евросоюза, но из общего рынка Европы. Если это произойдёт, Брексит очень дорого обойдётся стране. Полный масштаб катастрофы трудно оценить, но мы можем ожидать, что она будет крайне болезненной для многих людей и разрушительной для многих институтов.

Имеются ли какие-то реальные основания для заявлений, будто Великобританию наводнили мигранты из других стран ЕС? На следующем графике показана доля иммигрантов из ЕС в общей численности населения каждой из стран союза. Великобритания находится в верхней части таблицы, но наравне со многими другими странами ЕС. Более того, она очень далека от первого места по количеству иммигрантов из ЕС на душу населения. В Ирландии их доля в общей ��исленности населения вдвое выше.

EU immigrants as share of population

Прокладывая путь в сложившемся после Брексита ландшафте, британские политики должны учитывать ирландский пример, поскольку между этими двумя странами много сходств.

Как в Ирландии, так и в Британии наблюдается дефицит жилья, особенно вокруг крупных городских центров, таких как Дублин и Лондон. В обеих странах оставляет желать лучшего качество оказываемых государством услуг, причём в Ирландии дела с ними обстоят намного хуже, чем в Британии.

Ирландцы, конечно, не британцы, но эти два народа связаны между собой теснее, чем с любыми другими европейцами. Как мы убедились в 2008 году, когда на референдуме ирландские избиратели отказались ратифицировать Лиссабонский договор, в беднейших районах Дублина существует потенциальный избирательный блок, выступающий против иммигрантов. Это тот же тип избирателей, которые победили на британском референдуме о Брексите: небогатые люди, которые не чувствуют выгод глобализации.

Возникает вопрос, а почему же у ирландцев не развилось такое же, как у британцев, чувство вражды к иммигрантам из ЕС, особенно если вспомнить ужасное отношение к стране со стороны европейских учреждений после финансового кризиса 2008 года.

Разумеется, значительную долю ответственности за эту разницу несут британские СМИ. В Ирландии нет ничего похожего на лживую, шовинистическую бульварную прессу, которая процветает в Британии.

Однако основная вина лежит на британских политических лидерах. С одной стороны, здесь есть те, кто сделал карьеру, критикуя ЕС, зачастую на совершенно ложных основаниях. С другой стороны, есть вялые сторонники членства в ЕС, например, бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон, который так и не сумел как следует аргументировать необходимость продолжения участия страны в ЕС. А теперь даже самые преданные сторонники ЕС не способны объяснить выгоды сохранения двусторонней трудовой мобильности между Британией и ЕС, а также вступления страны в Европейскую экономическую зону (ЕЭЗ).

У Ирландии нет такой проблемы. Показательно, что «Шинн Фейн», ирландская националистическая партия и бывшее политическое подразделение Ирландской республиканской армии, не опускается до той ксенофобской риторики, которую использует Партия независимости Великобритании. Более того, к своей огромной чести «Шинн Фейн» предприняла усилия, чтобы занять прогрессивную позицию по вопросу миграции из ЕС и других регионов мира.

Многие комментаторы правильно указывают на экономический эффект глобализации, объясняя рост анти-иммигрантских настроений. Тот факт, что глобализация создаёт одновременно и победителей, и проигравших, конечно, во многом объясняет ту антиглобалистскую контратаку, которая наблюдается сейчас в Британии и других странах. Однако другие аспекты не менее важны, например, культурный шовинизм. Если говорить прямо, английская враждебность к присутствию дружественных европейцев во многом объясняется некоторым худшими чертами, свойственными английскому обществу.

Повышение качества государственных услуг позволит смягчить экономические тревоги по поводу иммиграции, а также глобализации в целом. Не менее важно, чтобы сторонники ЕС продолжали разъяснять англичанам, почему свобода передвижения товаров, услуг и людей между Британией и Европой – это хорошо для страны.

Британия проголосовала за выход из ЕС, но у Брексита может быть два вкуса: членство в ЕЭЗ с доступом к общему рынку Европы и свободой передвижения людей или выход из общего рынка, за которым последуют непредсказуемые торговые переговоры. В игре по-прежнему высокие ставки: мы не знаем, какой из этих двух вариантов выберут английские избиратели.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

К сожалению, сейчас ситуация выглядит так, будто Британия по определению склоняется ко второму варианту – «жёсткому» Брекситу. Если сторонники ЕС не начнут агитировать за вступление в ЕЭЗ, хотя раньше они поддерживали участие в ЕС, такой отказ от действий станет потрясающе безответственным.

К статье прилагается график, который вы можете скачать здесь.