US President Donald Trump and British Prime Minister Theresa May Dan Kitwood/Getty Images

Конец глобальной Британии

ЛОНДОН – В наши дни слова и действия Британии на мировой арене настолько противоречат её ценностям, что остаётся лишь удивляться, что же могло случиться с этой страной. После референдума о Брексите в июне 2016 года британская внешняя политика практически развалилась – и более того, отреклась от своего прошлого и руководящих идей.

Хуже того, всё это совпало с появлением хаотичной администрации президента США Дональда Трампа, преследующей цели, которые совершенно не совпадают с целями Британии – и Европы в целом. Разрыв Трампом Иранского ядерного соглашения, а также усиливающаяся воинственность президента России Владимира Путина и нарастающие амбиции председателя КНР Си Цзиньпина, свидетельствуют о том, что мир входит во всё более конфронтационную, опасную фазу.

Явное отсутствие хороших личных взаимоотношений между Трампом и премьер-министром Британии Терезой Мэй (наряду с англофобией его нового советника по национальной безопасности Джона Болтона) уже и так гарантировало, что нынешние времена будут не лучшими для Соединённого Королевства. Однако ситуация усугубляется тем, что поколения британских дипломатов традиционно считают себя древними греками по отношению к американскому Риму. Я британец, но мне такая аналогия всегда казалась излишне самонадеянной. Живя в Америке, я пришёл к выводу, что руководители Америки не прислушивались к советам британских дипломатов так, как этим дипломатам хотелось бы думать.

Впрочем, если и был когда-нибудь момент, когда Британия могла блеснуть своим характерным спокойствием и решительностью в мировых делах,  то этот момент настал сейчас. Но напротив, Британия выглядит отключённой от мировой повестки. После Второй мировой войны тесные отношения Британии с континентальной Европой и США служили двумя якорями в её внешней политике. Сейчас обе эти линии, по сути, разорваны.

Британское правительство полностью поглощено попытками развязать «гордиев узел» Брексита, поэтому оно просто не видит, что происходит в остальном мире. И эта зашоренность почти неизбежно сохранится. Переговоры об условиях выхода Британии из Евросоюза, по всей видимости, займут годы, а их результат неизбежно скажется на единстве страны, учитывая трудноразрешимую проблему границы Северной Ирландии. Однако даже если бы эту проблему можно было решить, в обозримом будущем внимание правительства и государственных органов будет поглощать ведущаяся в Шотландии кампания за налаживание связей с ЕС, а не с Лондоном.

В любом случае обещание «глобальной Британии», освобождённой от цепей ЕС, всегда было всего лишь пустой болтовнёй и пропагандистским лозунгом. На недавнем саммите в Лондоне деловые и политические лидеры стран Британского Содружества, приехавшие со всего мира, вдоволь наслушались разглагольствований сторонников Брексита, но услышали очень мало конкретных слов о будущих торговых соглашениях.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Например, Индия могла бы потенциально стать главным торговым партнёром Британии после Брексита. Проблема в том, что индийцы рассматривают Британию и Европу как единый рынок. В их глазах британская попытка перейти на собственные правила и стандарты выглядит незначительным неудобством. Прежде чем начинать расширять торговлю и повышать инвестиции в Британию, Индия, скорее всего, будет добиваться углубления связей с ЕС. Более того, Индия некогда не видела в Британии какого-то особенного защитника её интересов внутри ЕС.

Большинство людей, не входящих в лагерь сторонников выхода из ЕС, считают комическим заблуждением надежды этого лагеря на то, что Британии возглавит огромную «англосферу» в некоем дивном новом мире. Да, конечно, демонстрацию американской и европейской поддержки после атаки нервно-паралитическим газом на бывшего российского шпиона и его дочь в английском Солсбери можно было бы посчитать признаком того, что Британия играет в более высокой весовой категории. Скоординированная высылка российских шпионов из ЕС и США стала победой британской дипломатии; а подозрения, что россияне воспользовались нарастающей изоляцией Британии, похоже, помогли мобилизовать НАТО. Но на самом деле в более широком смысле россияне правы: Британия сейчас – слабое звено Западной Европы.

Президент России Владимир Путин будет вновь тестировать британские слабости – это лишь вопрос времени. И, как будто уже старый грех потакания российским олигархам, отмывающим деньги в Британии, не создал достаточно проблем, суицидальный акт выхода из ЕС оставляет Британию с существенно меньшим количеством инструментов для борьбы с российским вмешательством в её дела. Британия теряет влияние на политику ЕС в сфере кибербезопасности и энергетики, причём как раз в тот момент, когда кибервойны и энергетическая геополитика становятся главными фронтами действий для враждебных государств и негосударственных структур.

Ещё хуже то, что Британия отказывается не только от места за столом ЕС, но, судя по всему, ещё и от своих либерально-демократических ценностей. Во время кампании накануне референдума о Брексите лагерь сторонников выхода из ЕС открыто разжигал враждебность к иностранцам. Недавний скандал вокруг «поколения Windrush», спровоцированный плохим обращением властей с легальными резидентами Британии, родившимися на Карибах, подтвердил антилиберальный характер наследия, который оставила Мэй на её предыдущем посту во главе министерства внутренних дел.

Столько же коварной стала поддержка правительством политики меркантилизма под лозунгом «Британия прежде всего», в соответствии с которой продажа оружия Саудовской Аравии рассматривается уже не как вопрос, вызывающий настороженность, а как шанс заработать прибыль. Когда Британия присоединяется к администрации Трампа и начинает ставить внешнюю торговлю и инвестиции выше прав человека и качества управления, издержки такой политики ложатся на плечи журналистов, оппозиционных политиков и активистов защиты прав человека во всём мире. Отступая от либеральных норм, правительство Мэй становится, как и администрация Трампа, пособником авторитарного поведения во всём мире.

Крах британской внешней политики пришёлся на период глубокой неопределённости в мире. Глобальная ребалансировка между США и Китаем – это проблема для целого поколения; она будет сохраняться и после Трампа, и даже после Си Цзиньпина, который уже больше не ограничен в сроках пребывания у власти. В мире, утратившем равновесие, на Европу выпадает обязанность исполнять роль балласта, придающего устойчивость. Однако без традиционного лидерства Британии, её суждений и дипломатии, Европа будет Европой в меньшей степени. Своими собственными руками Британия поставила себя под угрозу превратиться в примечание на полях.

http://prosyn.org/nQU8aSY/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.