Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

Theresa May Justin Tallis/AFP/Getty Images

Норвежское решение для Британии

ЛОНДОН – Вскоре после решения британского премьер-министра Терезы Мэй провести неожиданные «Брексит-выборы» я писал, что у проевропейски настроенных британцев ещё есть шанс вырвать победу из пасти поражения. Но я говорил о перспективе пяти лет, а не пяти недель.

Как долго Мэй будет оставаться премьер-министром, теперь невозможно предсказать. Её судьба будет зависеть от персональных вендетт и византийской политической борьбы, причём не только в Лондоне, но и в Эдинбурге и Белфасте. Однако вопросы, которые имеют значение при прогнозировании результатов переговоров о Брексите, больше не связаны с политическим выживанием Мэй.

К чему склоняется парламентская арифметика и общественное мнение Британии – к поддержке или к отрицанию «жёсткого Брексита», который, в соответствии с предвыборными планами Мэй, предусматривает резкое ограничение иммиграции и выход из таможенного союза, общего рынка и правовой юрисдикции Евросоюза? И если британцы разворачиваются против программы Мэй, предложат ли им лидеры Евросоюза компромисс, который позволит сохранить лицо? Схожий компромисс был предложен Норвегии, которая находится вне институциональных структур ЕС, но согласилась нести большинство обязательств и расходов обычного члена ЕС в обмен на коммерческие выгоды участия в общем рынке.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

https://prosyn.org/P6WmKHQru;
  1. op_campanella7_Aurelien MeunierGetty Images_billgatesrichardbransonthumbsup Aurelien Meunier/Getty Images

    Abolish the Billionaires?

    Edoardo Campanella

    Even many of the wealthiest Americans would agree that the United States needs to overhaul its tax policies to restore a sense of social justice. But, notes Edoardo Campanella, Future of the World Fellow at IE University's Center for the Governance of Change, such reforms would not be enough to restart the engines of social mobility and promote greater equality of opportunity.

    16