Anti-Brexit demonstrator holds the EU and UK flags outside the Houses of Parliament DANIEL LEAL-OLIVAS/AFP/Getty Images

Лондонский мост в никуда

ЛОНДОН – На прошлой неделе министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон воскресил обсуждения векового предложения о строительстве 22-мильного моста через Ла-Манш. Иронию этого события может понять каждый: Джонсон призывает к возведению фантастического моста, в то же время разрушая единственный настоящий мост, соединяющий его островную страну с континентом, – Европейский Cоюз.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Предложение Джонсона о строительстве моста в очередной раз показывает, что весь проект Брексита основан на постоянном поддержании атмосферы недоверия. В декабре этому подыграла и Европейская комиссия, позволив премьер-министру Терезе Мэй притвориться, будто она способна достичь трех противоречащих друг другу целей в отношении выхода Соединенного Королевства из ЕС.

Первой целью Великобритании является обеспечение существования мягкой границы и беспрепятственной торговли с Ирландской Республикой, которая останется государством – членом ЕС и будет соблюдать правила европейского единого рынка и таможенного союза. Во-вторых, ей необходимо установить одинаковые режимы регулирования на всей территории Соединенного Королевства, в том числе в Северной Ирландии. И наконец, для «возвращения контроля» ей нужно оставить единый рынок, таможенный союз и юрисдикцию Европейского суда.

Достижение любых двух из этих целей представляется в высшей степени возможным. Однако никто не знает, как достичь всех трех. Тем не менее переговорщики ЕС и Великобритании в настоящее время переходят ко второму этапу Брексита, тем самым выражая очевидную возможность сценария, в котором они будут продолжать путаться без каких-либо шансов на разрешение трилеммы первого этапа. На самом деле эксперты в Европейской комиссии уже предсказывают, что следующий раунд переговоров приведет к заключению трех соглашений с Великобританией до октября 2018 года.

В первом будут урегулированы условия «развода». Несмотря на неопределенность в отношении Северной Ирландии, переговорщики начали сходиться по другим ключевым вопросам, в том числе о конечной стоимости выхода Великобритании из ЕС, а также о будущих правах граждан ЕС в Великобритании и британских граждан в ЕС.

Второе соглашение определит условия «неподвижного перехода», в соответствии с которым Великобритания сохранит преимущества членства в ЕС, а также такие обязательства, как внесение взносов в бюджет ЕС, обеспечение свободного передвижения людей и соблюдение постановлений Европейского суда. Серьезным изменением будет то, что Великобритания потеряет право голоса в ЕС. Для британцев из лагеря «Остаться» такой переход позволит Великобритании пребывать все в том же ЕС, только называться все это будет по-другому. А для членов лагеря «Уйти» он станет возможностью выйти, при этом не упав с обрыва.

Третье соглашение на втором этапе будет сосредоточено вокруг дорожной карты отношений Великобритании и ЕС после 2021 года. Оно станет не соглашением о свободной торговле, а в большей мере политической декларацией о том, куда в конечном итоге стремятся обе стороны. Скорее всего, итоговая сделка будет предусматривать будущее торговое соглашение, основанное на Всеобъемлющем торгово-экономическом соглашении между Канадой и ЕС (CETA), а также соглашения о внешней политике, безопасности, терроризме и правоохранительной деятельности.

Но это вызывает те же вопросы, что и первый этап. Если правительство Великобритании никто и никогда не вынудит подробно объяснить свой долгосрочный план, оно сможет продвигаться вперед. Проблема состоит в том, что, как только начнется «неподвижный переход», будет невозможно избежать трений между различными группами из обоих лагерей в британском парламенте. И даже при условии наличия долгосрочного плана, который пройдет через британских парламентариев, было бы притворством полагать, что он окажется таким же приемлемым для парламентариев и избирателей на другой стороне Ла-Манша.

На фоне набирающих обороты антиглобалистских движений остальные страны – члены ЕС вряд ли будут подписываться на любые торговые сделки, способные подорвать их собственное социальное и финансовое благополучие. В конце концов, поскольку все предыдущие торговые сделки ЕС были направлены на достижение конвергенции между ЕС и третьей стороной, сделка ЕС-Великобритания будет направлена на предотвращение расхождений. Мишель Бранье, ведущий переговорщик по Брекситу со стороны ЕС, был красноречив в отношении этого вопроса. Как он отметил, большой вопрос заключается не в том, покинет ли Британия ЕС, а в том, будет ли она «продолжать придерживаться европейской модели» регулирования.

Политикам и активистам в Европе было достаточно легко противостоять Трансатлантическому торгово-инвестиционному партнерству (TTIP), монументальной сделке, направленной на защиту западных торговых стандартов во все более многополярном мире. Однако задумайтесь, насколько проще будет проводить кампанию против сделки с Великобританией, учитывая, что ключевые фигуры по обе стороны британского политического спектра представляют угрозу для европейской модели. На стороне левых лидер Лейбористской партии Джереми Корбин, судя по всему, приветствует возвращение к субсидированию в стиле 1970-х годов и государственной помощи. С противоположной стороны крайне правые Тори открыто мечтают о создании «Сингапура-на-Темзе» с низкими налогами и слабым регулированием.

К сожалению, учитывая нынешнее расписание Брексита, неспособность договориться о долгосрочной сделке вполне может быть продемонстрирована уже после того, как Великобритания пройдет точку невозврата. Осуществив формальный выход из ЕС и отказавшись от какого-либо права голоса в его решениях, Великобритания все равно будет подчиняться законам ЕС. В таком случае ей пришлось бы выбирать между экономической катастрофой бездействующего Брексита и политической катастрофой нескончаемого перехода, который лишит ее права голоса в принятии решений в рамках ЕС. В любом случае это вряд ли приведет Великобританию к «возвращению контроля».

Это возвращает нас к идее Джонсона о «мосте в никуда», которая является идеальной метафорой к движению Брексита. Вместо того чтобы вестись на удочку ложных обещаний о фантастических строительных проектах, британским парламентариям следовало бы принять реальное решение о взаимоотношениях Великобритании и ЕС после Брексита, пока еще не стало слишком поздно.

http://prosyn.org/Ty5mHKz/ru;

Handpicked to read next