PAUL FAITH/AFP/Getty Images

Возвращение ирландского вопроса

ЛОНДОН – Почти ровно 20 лет назад, после нескольких месяцев деликатных и трудных переговоров лидеры двух главных политических сил Северной Ирландии (с одной стороны исповедующие католицизм националисты и республиканцы, а с другой – протестанты-унионисты) подписали «Соглашение Страстной пятницы». Оно положило конец длившемуся более 30 лет насилию и кровопролитию. Но сейчас это соглашение, а также ставшие благодаря ему возможными отношения взаимного уважения и гармонии, поставлены под угрозу.

«Соглашение Страстной пятницы» было подписано при посредничестве премьер-министров Великобритании и Ирландской республики – Тони Блэра и Берти Ахерна, соответственно, – и при поддержке сенатора США Джорджа Митчелла. (Значительная часть подготовительной работы была проделана также предшественником Блэра – Джоном Мейджором). Соглашение опиралось на идею, что при условии всеобщего согласия с тем, что изменения в конституционном статусе Северной Ирландии возможны лишь в результате свободного демократического выбора, её население может идентифицировать себя по собственному выбору – в качестве британцев, ирландцев или тех и других одновременно.

В соответствии с этим соглашением, для поддержания мира в Северной Ирландии было создано пропорциональное правительство, включающее представителей обеих сторон конфликта. Для реформирования полицейской службы была также создана Независимая комиссия по вопросам правопорядка в Северной Ирландии, которую я возглавил. Наши усилия, в частности, помогли снизить количество нападений на полицейских, улучшив отношение к ним со стороны всех групп населения, а также привели к значительному увеличению набора католиков в полицию.

Как только соглашение было подписано, членство обеих стран – и Великобритании, и Ирландии – в Евросоюзе невероятно упростило переходный период. Например, граница между ними стала не более чем линией на карте: не было шлагбаумов, таможенных постов или каких-либо других сеющих раздоры символов, которые показывали бы, где заканчивается одна страна и начинается другая. Товары и люди могли свободно перемещаться между ними.

Более того, статус европейских партнёров, начиная с момента вступления Ирландии в Европейское сообщество в 1973 году, уже давно содействовал укреплению связей, объединяющих Британию и Ирландию. Конечно, полная насилия история двух стран (завоевание, колонизация, восстание, голод) оставила укоренившееся чувство неприязни. И, тем не менее, будучи европейскими партнёрами, не говоря уже о соседстве на архипелаге у западных берегов Европы, эти две страны неразрывно связаны. Более пяти миллионов человек в Англии, Уэльсе и Шотландии имеют хотя бы одного ирландского дедушку (или бабушку). А если копнуть вглубь на ещё одно поколение, эта цифра будет даже выше.

На протяжении два последних десятилетий Великобритания и Ирландия пользовались плодами мирных отношений в духе взаимного уважения. Нас, британцев, конечно, многое восхищает сегодня в Ирландии: её экономический рост, её культурный ренессанс в литературе и музыке, её привлекательность для иммигрантов всего мира, которые сейчас составляют 17% населения страны. С невероятной зрелостью Ирландия отказалась от узких клерикальных подходов и превратилась в современное и щедрое государство.

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Но сейчас начали появляться серьёзные проблемы. Пропорциональное правительство в Северной Ирландии рухнуло, а у правительства Великобритании недостаточно сильны позиции, чтобы помочь восстановлению конструктивного сотрудничества. В прошлом году после катастрофических результатов на внеочередных выборах Консервативная партия премьер-министра Британии Терезы Мэй заключила соглашение с Демократической юнионистской партией Северной Ирландии (ДЮП), чтобы сформировать большинство в Палате общин. Истоки ДЮП лежат в более радикальных традициях унионизма. В результате, британское правительство, по всей видимости, неспособно действовать в качестве непредвзятого посредника.

Продолжающиеся переговоры о Брексите ещё больше усложняют ситуацию, поскольку никто, похоже, не знает, как быть с его последствиями для Северной Ирландии и Ирландской республики, которых будет разделять британская граница с ЕС. Многие политики заявляют, что хотят создания удобной, беспроблемной границы, однако Мэй и часть её коллег говорят о возможном выходе из общего рынка и таможенного союза. Тем самым, Британия окажется за пределами беспошлинной зоны, в которой торговля упрощается благодаря единому регулированию. Эти политики утверждают, что Северная Ирландия должна будет иметь те же самые торговые правила, что и остальная Великобритания.

Тем самым, остаётся две возможности: либо общий торговый режим на всей территории Британских островах, либо жёсткая граница через Ирландию. Ведь другие страны ЕС не собираются позволить выйти из общего рынка и таможенного союза только Англии, Шотландии и Уэльсу, оставив в нём Северную Ирландию. В этом случае стало бы слишком легко обходить нормы регулирования, например, правила о стране происхождения товаров. Страна, не входящая в ЕС, могла бы экспортировать товары в Ирландию для дальнейших поставок в Британию, и наоборот. Схожие проблемы возникают и в том, что касается свободы передвижения людей внутри ЕС – это правило, которому Британия не хочет подчиняться.

Ни одна из этих проблем не является сюрпризом. О них предупреждали уже давно, британское правительство их просто игнорировало. Потенциальные решения остаются загадкой, но властям придётся столкнуться с этими вопросами рано или поздно.

Лёгкого технического решения здесь, конечно, нет. Любая система контроля неизбежно будет содержать определённые формы физического контроля. Сотрудники таможни, которым поручат заниматься этим контролем, неизбежно превратятся в символ раскола, и потенциально могут даже спровоцировать насилие со стороны республиканских экстремистов, как это уже случалось в прошлом. Достаточно будет одного нападения, чтобы вынудить правительство усилить меры безопасности, углубить раскол и спровоцировать новое насилие.

Восстановление жёсткой границы в Ирландии будет разрушительным шагом, поскольку это может привести к подрыву Соглашения Страстной пятницы. Можно лишь надеяться, что ирландские лидеры смогут объяснить это политикам в Великобритании, открыв путь для решения, которое не поставит под угрозу мир и процветание в Ирландии, достигнутые с таким большим трудом.

http://prosyn.org/mTlXoDp/ru;

Handpicked to read next