2

Брексит британских банков

ЛОНДОН – Когда я возглавил банковский надзор в Великобритании в середине 1990-х, мои друзья не воспринимали это как эффектный и яркий шаг в карьере. Банковское регулирование было таким же незаметным делом, как чистка канализации: возможно, это очень важно, но вряд ли для первых страниц газет. Проявления любопытства по поводу того, чем я занят в рабочее время, были обычно знаком дружеской вежливости, чем подлинного интереса.

Прошло двадцать лет, и вопрос о структуре банковского регулирования в Европе вошёл в топ политической повестки дня в Лондоне. Это один из ключевых вопросов на переговорах премьер-министра Дэвид Кэмерон по поводу изменения условий членства Великобритании в Евросоюзе.

Одно из четырёх главных требований Кэмерона к ЕС – это освобождение страны от необходимости соблюдать некоторые из единых правил, которые Европейский центральный банк стремится ввести в банковском союзе еврозоны для обеспечения единства подходов во всех странах-членах. Французы и остальные опасаются, что такое исключение позволит Великобритании, ищущей конкурентных преимуществ, ослабить финансовое регулирование в Лондоне. И это несмотря на то, что, как показывают последние события, требования к банковскому капиталу и другие формы контроля за банковской деятельностью в Лондоне на самом деле намного жёстче, чем где-либо в Европе. Например, не существует европейского аналога британскому требованию строгого разделения розничных и коммерческих банковских услуг. А несогласие с этой мерой французского и немецкого правительств означает, что такое требование вообще вряд ли когда-либо появится.

Конечно, причина, по которой банковский надзор (и финансовое регулирование в целом) приобрел столь высокое политическое значение, очевидна: финансовый кризис 2008 года продемонстрировал, что крах банков может иметь катастрофические последствия для всей экономики.