9

Пограничная воинственность Китая

НЬЮ-ДЕЛИ – В последние годы Народно-освободительная армия Китая (НОАК) пользовалась своим растущим политическим влиянием, чтобы спровоцировать локальные стычки и противостояния с Индией, нарушая протяженную и спорную гималайскую границу между двумя странами. Недавнее усиление подобных нарушений границы со стороны НОАК имеет важные последствия для предстоящего визита председателя КНР Си Цзиньпина в Индию – и для будущего двусторонних отношений.

На самом деле подобные провокации часто предшествовали визитам китайских лидеров в Индию. Действительно, именно перед визитом председателя КНР Ху Цзиньтао в 2006 году Китай возобновил свои претензии на большой северо-восточный индийский штат Аруначал-Прадеш.

Аналогично, перед поездкой премьера Вэня Цзябао в Индию в 2010 году Китай начал выдавать для жителей Кашмира визы на отдельных листах бумаги, которые подшивались к паспорту – косвенный вызов суверенитету Индии. Более того, Китай резко сократил длину своей границы с Индией, аннулировав свое признание 1597-километровой линии, отделяющей индийскую часть Кашмира от китайской. И визит премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна в мае прошлого года последовал за вторжением НОАК в индийский регион Ладакх, якобы направленным на выражение гнева Китая из-за запоздалых усилий Индии по укреплению своей пограничной обороны.

И сейчас Китай опять в той же ситуации, включая и само место пересечения рядом со стыком границ Китая, Индии и Пакистана – именно там в прошлом году действия НОАК спровоцировали трехнедельную военную конфронтацию. Эта модель поведения предполагает, что главной целью визитов китайских лидеров в Индию является не продвижение сотрудничества по общей повестке дня, а укрепление собственных интересов Китая, начиная с его территориальных претензий. Даже крайне прибыльная и быстро растущая торговля с Индией не может обуздать его напористость в вопросе принадлежности территорий.