Robert Nickelsberg/Getty Images

Парадокс смертной казни в Ботсване

ЛОНДОН – В Африке южнее Сахаре, регионе, где нет недостатка в проблемах развития, Ботсвана выделяется сильной экономикой, стабильной демократией и приверженностью принципам верховенства закона. Но по одному параметру – поддержка смертной казни – Ботсвана пугающе консервативна. Если страна, в которой я родилась, хочет сохранить репутацию одного из самых либеральных государств Африки, она обязана преодолеть свою привязанность к виселицам.

По данным организации Amnesty International, большинство стран Африки отменяют смертную казнь. Сегодня только в десяти африканских государствах разрешена высшая мера наказания, и лишь немногие её вообще применяют. Ботсвана – изобильная страна, не имеющая выхода к мору и экспортирующая алмазы, – в числе этих исключений. После передышки в 2017 году Ботсвана возобновила казни осуждённых убийц: Джозеф Тселайарона, 28 лет, был казнён в феврале, а Уйапо Полоко, 37 лет, – в мае.

Правовая система Ботсваны (и основание для высшей меры наказания) базируется на английском и римско-голландском общем праве. Согласно уголовному кодексу страны, предпочтительной мерой наказания за убийство является смерть через повешение. И, хотя конституция защищает «право на жизнь» граждан, из него делается исключение, если лишение жизни совершается «для исполнения приговора суда».

Впрочем, история отношений страны со смертной казнью началась ещё до введения нынешних правовых статутов. В доколониальную эпоху племенные вожди, которых называли кгоси, применяли это наказание за такие преступления, как убийство, колдовство, инцест и заговор. И до сих пор историю часто вспоминают, чтобы защитить статус-кво. В своём решении 2012 года Апелляционный суд Ботсваны написал, что высшая мера наказания введена «с незапамятных времён» и «её отмена стала бы разрывом с принятыми нормами». После казни Тселайароны правительство даже опубликовало твит с фотографией Яна Кхама, занимавшего тогда пост президента страны, и подписью «Смертная казнь – на службе нации».

Да, число казней в Ботсване бледнеет в сравнении с показателями мировых лидеров. В прошлом году, по данным Amnesty International, в мире было совершено 993 казни, из них 84% всего лишь в четырёх странах – Иране, Саудовской Аравии, Ираке и Пакистане. В этой статистике не учитывается Китай (считающийся крупнейшим в мире палачом), потому что данные о смертных казнях здесь классифицируются как государственный секрет. Между тем, Ботсвана казнила примерно 50 человек со времён обретения независимости в 1966 году. Однако сам факт существования высшей меры наказания будет оставаться пятном на стране, пока она её не отменит.

По данным Amnesty International, смертная казнь отменена в 142 странах. В недавнем докладе о смертных казнях эта организация называет Африку южнее Сахары «маяком надежды» в глобальной борьбе за искоренение этой практики. В прошлом году Кения сделала позитивный шаг, отменив обязательность осуждения на смертную казнь за убийство. А Гвинея стала 20-й страной в регионе, которая отменила высшую меру за любые преступления. Когда же Ботсвана последует их примеру?

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Ранее Ботсвана находилась в авангарде, если речь шла о правах человека. Например, когда в октябре 2016 года ЮАР пригрозила выйти из состава стран-участниц Международного уголовного суда (МУС), руководство Ботсваны вступилось за МУС и подтвердило свою приверженность международному праву. Затем, в феврале 2018 года, Кхама первым нарушил молчание африканских лидеров и призвал Жозефа Кабилу, авторитарного президента Демократической республики Конго, «отказаться от власти». Также в феврале правительство Ботсваны раскритиковало Совет Безопасности ООН за его реакцию на кризис в Сирии.

Выбор прогрессивной позиции в вопросе о смертной казни выглядит естественным эволюционным шагом в либеральной повестке Ботсваны. Но правительство, наоборот, лишь сильнее защищает высшую меру, а противоречивость в международных законах позволяет Ботсване избегать сильного давления с требованием изменить этот курс. «Африканская хартия прав человека и народов» и «Всеобщая декларация прав человека» содержат де-факто запрет на высшую меру наказания, но «Международный пакт о гражданских и политических правах» (ICCPR) признает право государств сохранять эту практику. «Необязательная» дополнительная поправка к ICCPR, принятая в 1989 году, была призвана закрыть эту лазейку, но Ботсвана не стала под ней подписываться.

Общественное мнение также выступает за сохранение статус-кво. По данным онлайн-опроса, проведённого национальной газетой «Mmegi», уровень поддержки избирателями высшей меры наказания по-прежнему высок, и этим объясняется, почему данный вопрос не привлекает значительного внимания в парламенте.

Тем не менее, доказательств, которые бы поддерживали аргументы правительства, будто смертная казнь снижает уровень насильственных преступлений, просто нет. Но для того чтобы убедить в этом общество потребуется дальновидное руководство, не говоря уже о юридических мерах с целью заставить суды начать обсуждение этого вопроса.

Потенциальным аболиционистам Ботсваны не надо далеко ходить за вдохновением. Когда в 1995 году Конституционный суд ЮАР покончил со смертной казнью, противники этого решения доказывали, что суд пошёл против мнения общества; а некоторые даже призывали к проведению референдума. Но авторы новой конституции ЮАР, вступившей в силу в 1997 году, уже после отмены апартеида, не сдали позиции, и данная практика была запрещена.

Как написал в своём мнении южноафриканский суд: «Каждый человек, включая даже самых гнусных, имеет право на жизнь». Целью лидеров Ботсваны должно стать убеждение избирателей (а может быть, и самих себя) в необходимости согласиться с универсальностью этого мнения.

http://prosyn.org/1du9GT9/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.