8

Контрреволюционер Борис Джонсон

ЛОНДОН – Если история повторяется – сначала трагедия, а потом фарс – то дальше – Борис Джонсон, политик – оборотень, который воплощает в себе противоречия нашей эпохи. Джонсон является трибуной для людей, выросших с привилегиями в 1%; потомок иммигрантов, агитировавший за закрытие границ; Консерватор, который хочет перевернуть политический строй; эрудированный человек, что насмехается над знаниями; и космополит, который случайно называет черных людей “негритятами”. Джонсон сделал больше, чем кто-либо другой, чтобы похоронить Европейское будущее Британии; но его ультра-гибкость еще может оказаться ее спасением.

В своем первом публичном выступлении, после назначения Министром иностранных дел, Джонсон сравнил Brexit голосование с Французской революцией. Провоцируя шефа Французского посольства на праздновании Дня взятия Бастилии, он приветствовал референдум как “великое народное восстание против удушающего бюрократического старого режима (sic!), чьи демократические ценности стали уже далеко не так очевидны”.

Но Brexit голосование – с его обещанием воссоздать вчерашнюю Британию – менее революция, чем контрреволюция. Борис и его группа брекситеров имеют больше общего с Луи Наполеоном Бонапартом, который свергнул Французскую республику, чтобы создать новую монархию, чем с Дантоном или Робеспьером.

Если кто-либо или что-либо имеет право требовать, воплощения прогрессивных идеалов 1789 года, то это ЕС. Его политики и чиновники перевели неопределенное триединство свободы, равенства и братства в конкретную форму: 80000 страниц законов, которые охватывают права и правила от спальни до заводских цехов. Применение этих правил помогло группе стран – от Греции и Испании до Эстонии и Польши – перейти от автократии к демократии.