1

Революция и реакции в сфере биофарминга

СТЭНФОРД – Добывать лечащие средства от растений – идея не новая. Аспирин был впервые выделен из коры ивы в восемнадцатом веке. А многие другие популярные фармацевтические препараты, в том числе морфин, кодеин и пищевая добавка волокна Metamucil, создаются с помощью растений со всего мира.

Совсем недавно ученые разработали методы, которые далее развивают этот старинный процесс с помощью генной инженерии для того, чтобы заставить сельскохозяйственные культуры начать синтезировать фармацевтические препараты высокого качества. Эта технология известна как «биофарминг» (от английского biopharming, который сочетает как сельскохозяйственный «фэрминг», так и фармацевтику) и ее великий потенциал обнаружили еще 15 лет назад, путем клинических испытаний вакцин и лекарств на бананах, помидорах и табаке. К сожалению, прогресс застопорился от того, что регуляторам не захотелось брать на себя дополнительные риски.

Aleppo

A World Besieged

From Aleppo and North Korea to the European Commission and the Federal Reserve, the global order’s fracture points continue to deepen. Nina Khrushcheva, Stephen Roach, Nasser Saidi, and others assess the most important risks.

Одним из первых примеров биофарминга был урожай риса от биотехнологической компании Ventria Bioscience, который содержал два человеческих белка: лактоферрин и лизоцим. После того, как рис был выращен и собран, его ядро обрабатывалось для извлечения и очистки белков, чтобы далее их использовать в лекарствах устной регидратации для лечения диареи, которая уступает только болезням органов дыхания в качестве ведущего инфекционного убийцы детей в возрасте до пяти лет в развивающихся странах.

Эти белки имеют одинаковую структуру и функциональные свойства, как те, которые можно найти в грудном молоке и процесс их извлечения аналогичен тому, который используется обычно для производства терапевтических белков из организмов, таких как бактерии и дрожжи. Исследования в Перу показали, что укрепление орального лекарства для регидратации белками, экстрагированными из риса Ventria, в значительной степени снижает продолжительность диареи и снижает частоту рецидивов - почти чудо-продвижение для людей в развивающемся мире.

Но регулирующие органы могут отменить чудеса и они делают это регулярно. Когда компания Ventria потребовала в 2010 году, чтобы Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (Food and Drug Administration, FDA) признала эти белки «в целом безопасными» (нормативный термин в этой сфере), она не получила никакого ответа. Без одобрения FDA, компания уже не захотела продавать продукт и поэтому он остается недоступным, трагически лишая детей в развивающихся странах лекарства для спасения жизни.

Даже полевые тестирования растений в процессе биофарминга оказались проблематичными. В 2003 году Министерство сельского хозяйства США объявило обременительные новые правила для тестирования культур, которые сделаны для производства лекарственных препаратов. Официальной целью регулирования - избежать загрязнения продовольствия наркотиками, особенно когда пищевые культуры используются для их производства. Но опасения пищевой промышленности о том, что биофарминговые растения могут загрязнить пищевые продукты преувеличены. И в любом случае, риск может быть уменьшен несколькими способами, наиболее очевидно путем использования непродовольственных растений, таких как табак.

В самом деле, даже если растения выращенные способом биофарминга загрязнят урожай пищевых продуктов, вероятность того, что потребители в конечном итоге найдут в свой кукурузных хлопьях, макаронах или тофу вредные количества лекарств, отпускаемых лишь по рецепту, очень мало. Поток генов - вековой процесс, который хорошо понятен фермерам, которые выращивают сотни культур, практически все из которых были генетически улучшены каким-либо образом с различными методами. В результате, они разработали тщательные стратегии для предотвращения перекрестного пыльцевого загрязнения в области – в случае если это необходимо для коммерческих целей.

Даже если некоторые растения будут загрязнены, то шансы того, что активные лекарственные вещества будут присутствовать в конечном продукте питания в достаточном уровне, чтобы оказать негативное влияние на здоровье человека очень малы. Растение разработанное путем биофарминга будет объединено в большой урожай, где его фармацевтические данные будут сильно разбавлены. Активному веществу в этом растении затем придется выжить фрезерование и другую обработку, а затем приготовление на кухне. Причем для того чтобы помешать человеку, этому существу необходимо быть перорально активным, а чаще всего белковые препараты перевариваются в желудке, так что они и вовсе не принимаются через рот.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Шанс, что это все произойдет не равен нулю. Однако, с комбинацией факторов - в том числе естественного отбора, фермеров которые будут преследовать коммерческие корысти, и вопросы ответственности - свидетельствующей против такой возможности, шансов на успех, как и положительных последствий, довольно мало. Озабоченность регуляторов этими процессами кажутся неуместными если учитывать, что фармацевтика движется с неутомимой скоростью: вот вот выйдет следующая популярная фишка, или, по крайней мере, новый метод для получения высококачественных лекарств с низкими затратами.

Биофарминг может открыть для нас множество дверей. Но перед тем как мы сможем получать выгоды от нами посеянных зерен, нам понадобится разумная, научно-обоснованная политика с регуляторами по всему миру. Я одолжу фразу у покойного нобелевского лауреата и экономиста Милтона Фридмана: к сожалению это настолько наивно, как хотеть чтобы наши кошки могли лаять.