4

Цена биоразнообразия

ДАККА – Мы, люди, не только делим планету с множеством других видов, включая растения, животных и даже микробов – от них зависит само наше выживание. Можем ли мы определить экономическую ценность охраны природы?

Некоторые люди будут игнорировать идею создания ценника для биоразнообразия, рассматривая его защиту как очевидный императив. Однако они, несомненно, согласны и с тем, что предотвращение человеческих смертей и страданий одновременно с предоставлением продовольствия, воды и образования для каждого является жизненно важным.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Реальность такова, что для достижения всех целей попросту недостаточно ресурсов. Необходимо сделать жесткий выбор. К счастью, экономика может помочь нам определить наилучшие направления для использования наших ресурсов.

Это особенно актуально сегодня, когда 193 национальных правительства со всего мира работают над определением Целей устойчивого развития, которые будут направлять глобальные усилия развития в течение следующих 15 лет. ЦУР будут смоделированы по примеру Целей развития тысячелетия, которые были приняты в 2000 году и направлены на решение таких задач, как снижение материнской и младенческой смертности, искоренение нищеты и улучшение доступа к начальному образованию.

На настоящий момент уже было предложено огромное количество потенциальных целей ЦУР, и некоторые из них относятся к биоразнообразию. Однако, ��есмотря на то что на ЦУР будут потрачены триллионы долларов, у нас просто недостаточно ресурсов, чтобы завершить каждый проект. Вот почему мировые лидеры должны сосредоточиться на целях, которые будут иметь наибольшее влияние. Возглавляемый мною аналитический центр «Копенгагенский консенсус» (Copenhagen Consensus) работает более чем с 60 ведущими экономистами и несколькими нобелевскими лауреатами, чтобы определить, какие цели обещают наибольшую отдачу от инвестиций.

Сохранение биоразнообразия, как оказалось, не только желательно; согласно трем новым исследованиям экономистов Анила Маркандия, Люка Брандера и Алистера Маквитти, в нем также заключен хороший экономический смысл, по крайней мере в рамках некоторых проектов.

Защита лесов является хорошей отправной точкой: каждый потраченный доллар принесет приблизительно 10 долларов выгоды. Некоторые ресурсы, предоставляемые лесами – такие как древесина, дрова и туризм – достаточно легко поддаются оценке. Однако значение других – таких как широкий спектр видов животных, которые живут в них, и их реальная ценность для людей – намного труднее поддаются количественной оценке. В попытке сделать это экономисты провели исследования, чтобы выяснить, сколько людей будут готовы заплатить, чтобы защитить леса и животные виды, которые в них проживают.

Леса также служат в качестве огромного «поглотителя углерода», храня в себе атмосферный углекислый газ на протяжении многих десятилетий или столетий; таким образом, защита лесов будет способствовать смягчению последствий изменения климата. Кроме того, леса поглощают интенсивные осадки, тем самым снижая риск наводнений. Наводнение 2010 года в Пакистане, например, было бы гораздо менее разрушительным, если бы не было вырублено так много деревьев на верхних склонах.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: каждый доллар, потраченный на сохранение лесов, принесет 5-15 долларов общественных благ, в том числе материальных выгод от лесозаготовок и улавливания углерода и «мягких» выгод, таких как сохранение первоначальной красоты лесов. Сохранение мировых водно-болотных угодий – которые также выполняют ценные функции, в том числе защиту прибрежных районов и речных долин от наводнений – также разумно и гарантирует десятикратные выгоды от каждого потраченного доллара.

Однако наибольшую отдачу принесла бы защита коралловых рифов – она бы составила невероятных 24 доллара выгоды с каждого потраченного доллара. Как и леса, коралловые рифы выполняют несколько функций – в том числе туризм и рыбопитомники, которые помогают поддерживать коммерческий промысел – и имеют существенную ценность для людей. Чтобы сократить потери коралловых рифов вдвое, необходимо ежегодно вкладывать в это около 3 миллиардов долларов – и прибыль от этого составит не менее 72 миллиардов долларов.

Fake news or real views Learn More

Не все проекты, направленные на защиту биоразнообразия, опираются на разумное использование государственных ресурсов. Например, создание дополнительных природных заповедников может звучать как отличный способ защиты естественной среды обитания для большего числа видов, однако экономические выгоды от этого не покроют затраты почти в 1 триллион долларов. Удвоение площади охраняемых прибрежных земель и отведение значительных площадей открытого океана в резервы является особенно трудной задачей. Очевидно, что защита коралловых рифов является намного лучшей сферой применения ограниченных ресурсов.

Хотя ЦУР будут в основном направлены на улучшение повседневной жизни самых бедных слоев населения, хладнокровная экономическая оценка предполагает, что существуют также и умные цели в области сохранения биоразнообразия, которые необходимо рассмотреть. Если мировые лидеры воспользуются анализом затрат и выгод, чтобы отделить зерна от плевел, следующие 15 лет могут стать благоприятными для глобального развития – в том числе и для сохранения биоразнообразия.