0

Призрак бен Ладена

ЛОНДОН. Смерть Усамы бен Ладена в его пакистанском укрытии похожа на удаление опухоли из мусульманского мира. Но потребуется агрессивная послеоперационная терапия для предотвращения метастазирования оставшихся клеток Аль-Каиды посредством привлечения новых сторонников, полагающих, что насилие помогает достичь «очищения» и усиления ислама.

К счастью, смерть бен Ладена случилась как раз в тот момент, когда значительная часть исламского мира проходит болезненное лечение, требуемое для устранения фанатичного бренда бен Ладена. Лечение это называется «арабской весной», требующей усиления демократии (но не требующей, по крайней мере пока что, установления того типа исламского правления, которое стремилась навязать Аль-Каида).

Но сможет ли зарождающаяся демократия, которую строят в Египте и Тунисе, а также к которой стремятся в Бахрейне, Ливии, Сирии, Йемене и в других странах, избавиться от угроз, создаваемых исламскими экстремистами? В частности, способна ли она одолеть салафийско-ваххабитскую идеологию, длительное время подпитывавшую Усаму бен Ладена и его сторонников и остающуюся открыто признаваемой и защищаемой идеологией Саудовской Аравии?

Дело в том, что до операции США по уничтожению бен Ладена, лидера и символа Аль-Каиды, недавние демократические арабские революции всего за несколько месяцев уже сделали столько же для снижения привлекательности его террористического движения в исламском мире и для его ослабления, сколько война с терроризмом сделала за десятилетие. Эти революции, каким бы ни был их окончательный итог, показали, что философия и поведение бен Ладена и его последователей не только нелегитимны и бесчеловечны, но и неспособны стать источником улучшения условий жизни обычных мусульман.