0

Молчаливое большинство Берлускони

МИЛАН: Сильвио Берлускони и члены его нового правительства занимают рабочие кабинеты без шума и, тем не менее, его победа по-прежнему кажется некоторым чем-то вроде революции. Но действительно ли Италия будет выглядеть совсем иначе после того, как Берлускони сложит властные полномочия? На этот вопрос можно пожать плечами и ответить: “Вряд ли”. Однако, подобный самодовольный цинизм безоснователен. За послевоенный период в Италии побывало у власти 58 правительств, причём все они были либо коалиционными правительствами, либо правительствами меньшинства, и мало влияли как на внутренние, так и на международные события. Недолгое пребывание Берлускони у власти в 1994 году не было исключением из этого правила. Ему мешали и неуправляемый партнёр по коалиции (“Северная лига”), и личные проблемы, связанные с судебными разбирательствами, а также недостаточная легитимность, вытекающая, по мнению многих итальянцев, из “конфликта интересов” между огромным богатством и политической властью Берлускони. Эта нелигитимность ставила под сомнение его политические решения и авторитет. Сейчас дело обстоит совершенно по-другому. Г-н Берлускони был избран большой группой избирателей, долгие годы не имевших политического голоса, а его предвыборная платформа основывалась на сокращении налогов. Вполне вероятно, что правительство Берлускони останется у власти в течение полного парламентского срока. Чтобы понять значимость перечисленных выше фактов, давайте рассмотрим два важных различия: между нынешней Италией и Италией 1994 года, а также между Италией и другими странами Европы. Различия между Италией 2001 года и Италией 1994 года очевидны. В отличие от 1994 года, у премьера Берлускони стабильное большинство в обеих палатах парламента. Позиция “Северной лиги” не имеет принципиального значения для правительства, а остальные партнёры по коалиции лояльны и надёжны. Италия сейчас стала членом Европейского валютного союза. Её налогово-бюджетная система упорядочена. Правительственный бюджет остаётся сдерживающим фактором в принятии политических решений. Италия больше не стоит на краю финансовой пропасти, и в ревизии финансовых средств правительства нет необходимости. Итальянцы приветствуют порядок и стабильность, которые принёс Маастрихтский договор. Труднее заметить, насколько сильно Италия отличается от континентальной Европы. В отличие от французов или немцев, многие итальянцы не доверяют влиятельному правительству. По сравнению с остальной Европой общественное мнение в Италии по-видимому, больше полагается на рыночные ценности, международную конкуренцию и свободное предпринимательство. Инстинктивно подозрительное отношение итальянцев к правительству имеет свои исторические корни, но у него есть также и экономические причины. Поскольку уклонение от налогов распространено в Италии больше, чем в других странах, налоговое бремя лежит главным образом на ограниченном круге налогоплательщиков, вынужденных платить весьма высокие налоги. В то же время, по сравнению с другими странами Европы, качество коммунальных услуг часто подвергается критике, поскольку государство “всеобщего благосостояния” обычно производит перераспределение общественных благ в пользу могущественных политических групп, а не на всеобъемлющей и “справедливой” основе. В недавнем опросе общественного мнения, проведённом во Франции, Германии, Испании и Италии (см.