Молчаливое большинство Берлускони

МИЛАН: Сильвио Берлускони и члены его нового правительства занимают рабочие кабинеты без шума и, тем не менее, его победа по-прежнему кажется некоторым чем-то вроде революции. Но действительно ли Италия будет выглядеть совсем иначе после того, как Берлускони сложит властные полномочия? На этот вопрос можно пожать плечами и ответить: “Вряд ли”. Однако, подобный самодовольный цинизм безоснователен. За послевоенный период в Италии побывало у власти 58 правительств, причём все они были либо коалиционными правительствами, либо правительствами меньшинства, и мало влияли как на внутренние, так и на международные события. Недолгое пребывание Берлускони у власти в 1994 году не было исключением из этого правила. Ему мешали и неуправляемый партнёр по коалиции (“Северная лига”), и личные проблемы, связанные с судебными разбирательствами, а также недостаточная легитимность, вытекающая, по мнению многих итальянцев, из “конфликта интересов” между огромным богатством и политической властью Берлускони. Эта нелигитимность ставила под сомнение его политические решения и авторитет. Сейчас дело обстоит совершенно по-другому. Г-н Берлускони был избран большой группой избирателей, долгие годы не имевших политического голоса, а его предвыборная платформа основывалась на сокращении налогов. Вполне вероятно, что правительство Берлускони останется у власти в течение полного парламентского срока. Чтобы понять значимость перечисленных выше фактов, давайте рассмотрим два важных различия: между нынешней Италией и Италией 1994 года, а также между Италией и другими странами Европы. Различия между Италией 2001 года и Италией 1994 года очевидны. В отличие от 1994 года, у премьера Берлускони стабильное большинство в обеих палатах парламента. Позиция “Северной лиги” не имеет принципиального значения для правительства, а остальные партнёры по коалиции лояльны и надёжны. Италия сейчас стала членом Европейского валютного союза. Её налогово-бюджетная система упорядочена. Правительственный бюджет остаётся сдерживающим фактором в принятии политических решений. Италия больше не стоит на краю финансовой пропасти, и в ревизии финансовых средств правительства нет необходимости. Итальянцы приветствуют порядок и стабильность, которые принёс Маастрихтский договор. Труднее заметить, насколько сильно Италия отличается от континентальной Европы. В отличие от французов или немцев, многие итальянцы не доверяют влиятельному правительству. По сравнению с остальной Европой общественное мнение в Италии по-видимому, больше полагается на рыночные ценности, международную конкуренцию и свободное предпринимательство. Инстинктивно подозрительное отношение итальянцев к правительству имеет свои исторические корни, но у него есть также и экономические причины. Поскольку уклонение от налогов распространено в Италии больше, чем в других странах, налоговое бремя лежит главным образом на ограниченном круге налогоплательщиков, вынужденных платить весьма высокие налоги. В то же время, по сравнению с другими странами Европы, качество коммунальных услуг часто подвергается критике, поскольку государство “всеобщего благосостояния” обычно производит перераспределение общественных благ в пользу могущественных политических групп, а не на всеобъемлющей и “справедливой” основе. В недавнем опросе общественного мнения, проведённом во Франции, Германии, Испании и Италии (см.
http://prosyn.org/jieRwXs/ru;
  1. Sean Gallup/Getty Images

    Angela Merkel’s Endgame?

    The collapse of coalition negotiations has left German Chancellor Angela Merkel facing a stark choice between forming a minority government or calling for a new election. But would a minority government necessarily be as bad as Germans have traditionally thought?

  2. Trump Trade speech Bill Pugliano/Getty Images .

    Preparing for the Trump Trade Wars

    In the first 11 months of his presidency, Donald Trump has failed to back up his words – or tweets – with action on a variety of fronts. But the rest of the world's governments, and particularly those in Asia and Europe, would be mistaken to assume that he won't follow through on his promised "America First" trade agenda.

  3. A GrabBike rider uses his mobile phone Bay Ismoyo/Getty Images

    The Platform Economy

    While developed countries in Europe, North America, and Asia are rapidly aging, emerging economies are predominantly youthful. Nigerian, Indonesian, and Vietnamese young people will shape global work trends at an increasingly rapid pace, bringing to bear their experience in dynamic informal markets on a tech-enabled gig economy.

  4. Trump Mario Tama/Getty Images

    Profiles in Discouragement

    One day, the United States will turn the page on Donald Trump. But, as Americans prepare to observe their Thanksgiving holiday, they should reflect that their country's culture and global standing will never recover fully from the wounds that his presidency is inflicting on them.

  5. Mugabe kisses Grace JEKESAI NJIKIZANA/AFP/Getty Images

    How Women Shape Coups

    In Zimbabwe, as in all coups, much behind-the-scenes plotting continues to take place in the aftermath of the military's overthrow of President Robert Mugabe. But who the eventual winners and losers are may depend, among other things, on the gender of the plotters.

  6. Oil barrels Ahmad Al-Rubaye/Getty Images

    The Abnormality of Oil

    At the 2017 Abu Dhabi Petroleum Exhibition and Conference, the consensus among industry executives was that oil prices will still be around $60 per barrel in November 2018. But there is evidence to suggest that the uptick in global growth and developments in Saudi Arabia will push the price as high as $80 in the meantime.

  7. Israeli soldier Menahem Kahana/Getty Images

    The Saudi Prince’s Dangerous War Games

    Saudi Arabia’s Crown Prince Mohammed bin Salman is working hard to consolidate power and establish his country as the Middle East’s only hegemon. But his efforts – which include an attempt to trigger a war between Israel and Hezbollah in Lebanon – increasingly look like the work of an immature gambler.