9

Чернобыльский фактор в украинском кризисе

ЛОС-АНДЖЕЛЕС – Спустя двадцать восемь лет после взрыва на Чернобыльской АЭС Украина сталкивается с ядерным призраком другого рода: вероятностью того, что реакторы страны могут стать военным целями в случае российского вторжения. Выступая на саммите по ядерной безопасности в Гааге, который проходил в марте, министр иностранных дел Украины Андрей Дещица указал на «потенциальную угрозу для многих ядерных объектов», если события перерастут в открытую войну.

Ранее в этом месяце Игорь Прокопчук, посол Украины в Международном агентстве по атомной энергии, распространил письмо к Совету управляющих организации, в котором предупреждал, что вторжение может привнести «угрозу радиационного загрязнения на территории Украины и соседних государств». В Киеве украинский парламент отреагировал, призвав международных наблюдателей помочь укрепить попытки по защите электростанций ограниченного в финансах правительства.

Являются ли опасения Украины простым преувеличением – Кремль комментирует их как «злостную клевету» ‑ или же нам следует воспринимать их всерьез? Для украинского правительства этот страх реален. Даже украинцы, родившиеся после 1986 года, понимают, как может выглядеть чернобыльский вариант бедствия, вызванный войной.

История хранит мало информации о том, вредят ли воюющие страны ядерным объектам. За исключением балканского конфликта 1990-х годов, нет примеров войн против или внутри стран, обладающих ядерными реакторами. В случае Балкан, сербские самолеты пролетели над Словенской АЭС Кршко в качестве угрожающего жеста в начале конфликта, а радикальные сербские националисты призывали к атакам с целью организации выброса радиоактивных материалов.