0

Варвары у ворот?

Люмпен аутсайдеры Европы становятся инсайдерами по мере того, как политическая ситуация на Европейском континенте меняется в пользу правых сил. Германия может пойти по стопам Нидерландов и Франции (выборы в Германии должны состояться осенью этого года, и фаворитом на сегодняшний день является правоцентристский кандидат - министр/ президент Баварии Штойбер). В Испании, Австрии, Италии, Дании и Португалии у власти уже находятся правоцентристские правительства. Такое изменение ситуации означает не просто возвращение к власти традиционных консервативных партий и их традиционного политического курса (сокращение численности правительства, большее внимание к интересам капитала и т.д.). Это говорит о новых процессах в политической жизни Европы.

Новым является уже тот факт, что многие сегодняшние правоцентристские правительства пользуются поддержкой популистских и националистических партий. В Италии, Нидерландах, Австрии и Дании правительство представляет собой либо коалицию, либо правительство меньшинства, пользующееся кардинальной поддержкой правых популистских партий. Во Франции правительство состоит из политиков, представляющих господствующее правоцентристское направление. И, тем не менее, президент Ширак обязан своей победой успеху ультра правого Национального Фронта.

Это новшество имеет решающее значение. В прошлом политическая борьба в Европе велась между партиями левого крыла, представлявшими интересы рабочих, и партиями правого крыла, представлявшими интересы капитала. Посередине находились центристские партии, представлявшие средний класс и избегавшие идеологических крайностей правых и левых. Сегодня идеологические различия между левыми и правыми уже не так отчетливы, как раньше. Таким образом, власть перешла в руки нового поколения политиков и нового электората.

Успехи правых/ популистских партий можно в значительной степени отнести на счет промахов и неудач правительств левого толка. В основе же такого сдвига в политических предпочтениях лежат неутешительные экономические показатели Европы. В Европе сохраняется высокий уровень безработицы, в то время как темпы роста производительности снижаются с середины 90-х годов, что негативно сказывается на уровне жизни населения. Даже далекие от экономики избиратели не могут не ощущать поразительную разницу по сравнению с Соединенными Штатами, где рост производительности заметно ускорился, начиная с середины 90-х, а уровень безработицы гораздо ниже, чем в Европе. Некоторые избиратели начинают думать, что виною всему могут быть столь лелеемые ими европейские "государства всеобщего благосостояния".