Governor of the Bank of Japan Haruhiko Kuroda TOSHIFUMI KITAMURA/AFP/Getty Images

Момент истины Банка Японии

ТОКИО – Японская экономика семь кварталов подряд пользуется положительным ростом, со среднегодовой ставкой, достигающей 1,9%. С совокупным спросом, превышающим потенциальный объем производства на 1%, в стране на сегодняшний день положительный “разрыв ВВП”. Безработица упала до 2,7%, это самый низкий уровень с 1993 года, а соотношение вакансий к заявлениям о приеме на работу составляет 1,56, что является самым высоким показателем с 1974 года, что ведет к острой нехватке рабочей силы в некоторых секторах, включая строительство, розничную торговлю и службу доставки. А в январе этого года, Nikkei Stock Average поднялся выше 24 000 иен (216 долларов США), и это самый высокий показатель с 1991 года.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Но, хотя эти показатели свидетельствуют о том, что Япония, наконец, выкарабкалась из более чем двух десятилетий застоя, дефляции и экономической незащищенности, темпы общей инфляции на уровне всего 0,6% остаются намного ниже 2% целевого показателя Банка Японии. И, особенно, в то время как Банк Японии (BOJ) объяснял низкую инфляцию падением цен на энергоносители, энергия сегодня вносит положительный вклад в инфляцию. Когда свежие продукты питания исключаются из индекса цен, ставка возрастает до 0,9%, но падает до 0,3%, когда, также, исключается энергия.

Учитывая нынешний дефицит рабочей силы, все еще остается загадкой, почему Япония не столкнулась со здоровой инфляционной спиралью. Безусловно, инфляция также отсутствует в Соединенных Штатах и ​​Европе. Но японский случай особенно впечатляет. Реальная экономика Японии в течение многих лет поддерживалась бюджетным дефицитом до 6% ВВП и чрезвычайным количественным смягчением (QE), которое в апреле 2013 года ввел губернатор Банка Японии Харухико Курода. Соотношение долга к ВВП с тех пор возросло до 230 %, а Банк Японии взял на себя более 40% невыплаченных государственных облигаций (JGB).

Банк Японии продолжал свою политику отрицательной ставки и 0% ставку на десятилетние облигации, путем приобретения на ежегодной основе ¥80 триллионов в JGB и ¥6 триллионов в акциях. Но совсем недавно, он установил ставку десятилетней облигации на уровне 0,0-0,1%, в тоже время сократив темпы новых покупок JGB до примерно ¥50 триллионов, в чем некоторые видят скрытую стратегию выхода

Истекающий в начале апреля срок Председательства Курода, все больше активизирует два лагеря критиков. Первый лагерь, утверждая, что реальная экономика имеет значение, хочет, чтобы Банк Японии прекратил оказывать стимулирование и начал беспокоиться о раздутом балансе.

Когда уровень инфляции приближается ближе к цели, Банк Японии должен будет пересмотреть свою политику и начать повышать долгосрочные ставки, без коррекции размера своего баланса – именно это уже делает Федеральная резервная система США. Учитывая низкую среднюю процентную ставку купона долгосрочных облигаций активов, повышение кривой доходности приведет к потере для Банка Японии (“отрицательному сеньоражу”), по крайней мере, временно. В худшем случае, Банк Японии может исчерпать свой капитал и потребовать бюджетную инъекцию, которая могла бы поставить под угрозу его независимость.

Соответственно, первый лагерь считает, что цель уровня инфляции должна быть снижена до 1%. Тогда инфляция стала бы целью, и Банк Японии смог бы свернуть свою программу QE. Главный недостаток этого подхода состоит в том, что это приведет к тому, что иена резко подорожает, нанеся удар по реальной экономике.

Второй лагерь считает, что необходимо больше стимулов, и что увеличение ставки потребительского налога (НДС) в апреле 2014 года было огромной ошибкой, так как это является скрытой стратегией выхода. Напротив, QE и экспансионистская фискальная политика должны быть настороже до достижения 2% цели инфляции. Это означает увеличение государственных расходов за счет выпуска большего количества JGB, которые будут приобретены Банком Японии, также известными как “вертолетные деньги”. Проблема заключается в том, что намеренный взрыв бюджетного дефицита приведет к увеличению риска финансового кризиса в будущем, не помогая реальной экономике.

Когда 22 января BOJ провел свое последнее совещание по разработке политики, он поддержал подход, которого придерживался более года. Курода и его управляющие заместители, вероятно, надеются, что высокие показатели реальной экономики в ближайшее время перейдут в более высокую инфляцию. Но перейдут ли?

Как правило, тремя ключами к более высокой инфляции являются увеличение заработной платы, обусловленное нехваткой рабочей силы; ожидания более высокой инфляции в будущем среди общественности; и благоприятная внешняя среда.

Что касается заработной платы, правительство премьер-министра Японии Синдзо Абэ оказывало давление на крупные корпорации, чтобы повысить заработную плату на 3% и более. Это должно стать управляемым, учитывая, что многие корпорации пользуются рекордной прибылью. И все же профсоюзы в Японии остаются робкими, и рабочие до сих пор не оправились от 15 лет дефляции. В результате, многие выбирают сохранение места работы над повышением зарплаты. Они опасаются, что спрос на более высокую заработную плату дал бы компаниям предлог перевести операции за границу или принять технологии замены человеческого труда.

Что касается второго компонента, то Банк Японии признал, что он недооценил сложности влияния инфляционных ожиданий, когда ввел свою программу QE в апреле 2013 года. В Японии, ожидаемый уровень инфляции, который все же измеряется, имеет тенденцию отслеживать фактический уровень инфляции, хотя и с некоторым отставанием. Это помогает объяснить, почему простое объявление 2% цели не повлияло на ожидания общественности, как это имеет место в США.

В то же время, внешняя среда является многообещающей. Практически каждая другая развитая экономика переживает устойчивый, синхронный рост. И развивающиеся экономики, в частности Китай, также восстановили свои силы. По крайней мере, на уровне глобальной экономики, звезды, похоже, ориентированы на то, чтобы инфляция достигла 2% целевого показателя в Японии, США и еврозоне.

В Японии кривая Филлипса имеет тенденцию быть L-образной. Сейчас экономика очень близка к излому в “L”, пункт известный как естественный уровень безработицы, (NAIRU). Любой признак вертикального движения (который предполагает более высокую инфляцию с уровнем безработицы NAIRU), а не горизонтального (более низкий уровень безработицы без инфляции ИПЦ), будет с одобрением встречен Банком Японии, и это хорошо для экономики в целом.

http://prosyn.org/Zb91v2D/ru;

Handpicked to read next