1

Асимметрия Информации и Экономическая Политика

Нобелевская премия в области экономических наук в этом году досталась Джорджу Акерлофу из Калифорнийского Университета в Беркли, Майклу Спенсу из Стэнфордского Университета и мне за совместную работу по «асимметрии информации». Так в чем же суть этой работы и почему мы решили взяться за нее?

На протяжении двухсот лет экономисты использовали простые экономические модели, построенные на предположении о полноте и точности информации, т.е. на том, что все заинтересованные стороны обладают идентичной общедоступной информацией по определенному вопросу. Они понимали, что это не соответствует действительности, но надеялись, что наличием небольших информационных неточностей можно пренебречь, принимая полноту информации за аксиому. Мы показали, что такой подход не имеет под собой прочного основания, ибо даже маленькие расхождения или неточности в информации могут иметь существенное влияние на поведение экономики.

Нобелевский комитет отметил нашу работу по «асимметрии информации», являющуюся одним из аспектов несовершенства информации, возникающего из-за того, что разные участники рыночных операций обладают разными сведениями. Так, например, продавец машины может знать о своей машине гораздо больше, чем ее покупатель; человек, приобретающий страховой полис, может быть лучше осведомлен, какова для него вероятность несчастного случая (например, исходя из того, как он водит машину), чем страховой агент; работник может больше знать о том, способен ли он выполнить ту или иную работу, чем потенциальный работодатель; заемщик может знать о своих возможностях выплатить заем больше, чем заимодавец. Однако асимметрия информации - это только один из аспектов информационного несовершенства, в то время как все они (даже самые незначительные) могут привести к серьезным последствиям.

Джордж Акерлоф и я были однокурсниками в Массачусетском Институте Технологий в начале 1960 годов. Нас обучали существовавшим на тот день стандартным экономическим моделям, однако мы не находили в них большого смысла. Все эти модели довольно упрощенчески говорили о том, что спрос равен предложению. Шутка заключается в том, что даже из попугая можно сделать экономиста, если просто повторять при нем «спрос и предложение». Любопытны результаты проверки вышеприведенного утверждения: если бы, например, спрос на рабочую силу равнялся предложению, то безработицы просто не существовало бы, и т.д.