3

Какова ценность воды?

СИНГАПУР/АТЛАНТА – В н��чале девятнадцатого века лорд Байрон написал в «Дон Жуане»: «Пока не научен болью, человек в действительности не понимает, насколько ценна вода». Через почти 200 лет человечество, похоже, все еще не понимает истинную ценность воды, что подтверждается десятилетиями бездарного менеджмента и управления водными ресурсами практически повсюду. Но надвигающийся водяной кризис все труднее игнорировать – особенно тем, кто уже ощущает его результаты.

Несомненно, за последние годы были проведены некоторые улучшения в управлении водными ресурсами. Но ведутся эти работы крайне медленно, небольшими шагами, что не позволяет эффективно решать эту проблему.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Чтобы дать толчок ускорению данных работ, крупные транснациональные компании Nestlé, Coca-Cola, SABMiller и Unilever (которые давно указывали своим инвесторам на опасность недостатка воды для своего бизнеса, не говоря уже и о населении, среди которого они работают), работают над улучшением доступности воды, ее качества и разумного использования. Для успешного проведения этих работ необходима инновационная стратегия, которая должна опровергнуть старые предпосылки и подходы к проблемам, связанным с водными ресурсами.

Сегодня, например, превалирует мнение, что нужно иметь хорошее управление водными ресурсами; хотя это мнение и верно, но оно слишком узкое. Управление водными ресурсами нельзя считать конечной целью, как одновариантное решение одновариантной проблемы. Это связано с рядом других вопросов, в том числе с защитой окружающей среды, социальным и экономическим развитием.

Принимая во внимание эту более широкую формулировку проблемы, необходимо изменить целый ряд понятий, методов работы и технологий, которые используются сегодня в управлении водными ресурсами. Поскольку конкуренция в борьбе за водные ресурсы не может быть отделена от конкуренции, к примеру, за пищевые и энергетические ресурсы, она не может рассматриваться как отдельная независимая проблема. Многовариантные проблемы требуют многовариантных решений.

Рассматривая эти проблемы во времени, можно сказать об их усложнении в последующие десятилетия. Это будет происходить в связи с демографическими изменениями, ростом населения, урбанизацией, миграцией внутри стран и между странами, глобализацией, либерализацией торговли, бурным ростом среднего класса в развивающихся странах. Эти изменения будут сопровождаться быстрой индустриализацией и развитием науки и технологий (особенно информационных и коммуникационных технологий), что приведет к изменению системы питания и структуры потребления.

В результате этого серьезно меняется и структура потребления водных ресурсов, в связи с косвенными изменениями в сельском хозяйстве, энергетике и использовании земель. Более того, эти взаимосвязи уже очевидны во многих странах мира. К примеру, в ряде стран Азии – включая Индию, Китай, Пакистан – объемы подземных водных ресурсов уменьшаются с опасной быстротой, что происходит из-за избыточного выкачивания воды и субсидий при потреблении электроэнергии.

В Индии проблемы начались в 1970-х годах, когда крупнейшие доноры подтолкнули правительство к обеспечению фермеров бесплатной электроэнергией для ирригации в целях роста производства продуктов питания. Вначале эти субсидии были управляемы, и был получен значительный рост производства продуктов питания в таких штатах, как Пенджаб, Хариана, Раджастхан, Гуджарат и Махараштра.

Но при этом для фермеров исчезли стимулы по ограничению количества выкачиваемой воды. Они должны были оплатить только стоимость установка насосов – что они стали делать очень охотно, доведя сегодня общее количество водяных насосов до 23 миллионов.

Это расточительство нанесло серьезный ущерб объемам подземных водных запасов, что привело к необходимости бурения все более глубоких скважин. Согласно данным Всемирного Центра стран третьего мира по управлению водными ресурсами, объем потребляемой в Индии электроэнергии для добычи воды удвоился, а в некоторых случаях, даже утроился за последние десять лет. Глубина скважин для добычи воды возросла с 10–15 метров до 200–400 метров. Такое увеличение глубины скважин требует 3–4 кратного роста мощности каждого насоса в лошадиных силах.

В сложившихся обстоятельствах министры водных ресурсов индийских штатов имеют очень мало возможностей по поддержанию устойчивой ирригации за счет подземных водных ресурсов. Беспрестанный рост субсидий на электроэнергию отражается на энергетике, и очень трудно разработать эффективные меры, препятствующие излишней откачке водных ресурсов.

Руководители сектора водных ресурсов должны влиять на развитие энергетического и других секторов экономики, однако, несмотря на тесные связи между секторами, такое влияние очень ограничено. Эффективная координация деятельности различных секторов экономики, мягко говоря, очень затруднена.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Все вышесказанное может звучать пугающе, но в действительности все эти проблемы преодолимы, ‑ при условии, что наши руководители подтвердят свои обязательства работать над их решением. У нас уже есть необходимая технология, знания и умение, опыт и даже финансирование. При наличии твердой политической воли, постоянного давления от информированной общественности, а также позиции «можно сделать» со стороны профессионалов и институтов по водным ресурсам и наличии сотрудничества между различными секторами экономики, мировые проблемы управления водными ресурсами могут быть успешно решены.

Но мы должны действовать сейчас. Время – и вода – иссякают.