4

Сбережения Азии должны работать в Азии

ГОНКОНГ – Более трёх десятилетий темпы экономического роста в Азии были выше, чем в любом другом регионе мира. Добившись успехов в развитии, Азия начала экспортировать свои сбережения – в форме профицита торговли с США – и импортировать их обратно в форме прямых и портфельных инвестиций, поступавших через Нью-Йорк и Лондон. Данный процесс привёл к возникновению серьёзного финансового напряжения, на которое обычно не обращают внимания.

К концу 2015 года совокупная чистая инвестиционная позиция Китая, Гонконга, Японии, Кореи, Сингапура и Тайваня достигала $7,2 трлн, что почти идеально соответствовало размеру чистых международных инвестиционных обязательств США. Маловероятно, что данный дисбаланс исчезнет в обозримом будущем. Более того, размер чистых обязательств США продолжает расти ($7,8 трлн в конце сентября 2016 года), прежде всего, из-за сохраняющегося дефицита счёта текущих операций США и последствий укрепления доллара.

Почему страны Азии не инвестируют свои сбережения в собственном регионе? Очевидная причина в том, что США доминируют в мире глобальных финансов, в частности, на рынках капитала и валюты. В статье 2005 года Пьер-Оливье Гуранша и Хелен Рэй доказывали, что США, когда-то являвшиеся банкиром мира, превратились в мирового венчурного капиталиста, занимающегося международными инвестициями, особенно в странах Азии, вместо того, чтобы просто занимать и кредитовать.

Однако это не означает, что азиатским странам стало намного лучше от инвестиций в западные страны, что не в последнюю очередь объясняется практикой «carry trade», которая получила распространение после финансового кризиса 2008 года. Как показали Хюнь Шинь и другие экономисты Банка международных расчётов, низкие процентные ставки в развитых странах и слабость доллара стимулировали финансовые рынки, в первую очередь финансовые центры в Нью-Йорке и Лондоне, занимать деньги в валютах с низкой процентной ставкой и инвестировать в валюты с более высокой процентной ставкой.

У этой финансовой игры оказались далекоидущие последствия. Согласно традиционным взглядам, курс валюты и потоки капитала формируются под влиянием торговых дисбалансов, однако финансовые данные, скажем, Японии свидетельствуют, что это не так.

С 2010 по 2015 годы на долю совокупного внешнего профицита пришлось лишь 44% чистых изменений в инвестиционной позиции Японии. Операциями финансового счёта объясняется 32% этих изменений, а всё остальное было связано с изменениями в оценках, вызванных колебаниями валютных курсов и процентных ставок.

Устойчивый профицит счёта текущих операций Японии должен был привести к увеличению её чистой позиции в международных активах. Однако из-за подорожания японских акций, находящихся в иностранной собственности, чистая международная инвестиционная позиция страны в реальности сократилась – с пикового значения $3,8 трлн в конце 2012 года до $2,8 трлн в конце 2015 года. Как указывают экономисты Банка Японии, иностранные активы в японской собственности оказались менее прибыльным, чем японские активы в иностранной собственности.

Японии следует больше инвестировать в страны Азии с высокими темпами роста экономики. По данным на конец 2015 года, лишь 10,1% из 574,8 трлн иен ($4,8 трлн) валовых исходящих инвестиций Японии оставались в Азии, при этом 70% ушли в Северную Америку, Европу и Океанию.

Распределение портфельных инвестиций Японии, на долю которых приходилось 73,6% общей суммы исходящих инвестиций страны в конце 2015 года, было ещё более неравным: лишь 3,5% инвестировано в Азию, а в Северную Америку, Европу и Океанию – 72,4%. Даже Центральная и Латинская Америка получили больше японских портфельных инвестиций, чем Азия.

Данная склонность к инвестициям за пределы Азии свойственна и другим странам региона с крупными сбережениями, в числе которых Китай, Гонконг, Южная Корея, Тайвань и Сингапур. И это несмотря на то, что в Азии доходность обычно выше, чем в других регионах. В результате, регион превращён в заложника волатильности движений капитала, обменных курсов и процентных ставок.

Проблема в том, что спустя два десятилетия после азиатского финансового кризиса практически не достигнуто никакого прогресса в институционализации азиатских финансовых посредников, способных направлять сбережения в проекты с высокой доходностью в регионе. Например, в Индии десять крупнейших инвестбанков – это банки США и Европы. Примерно такая же ситуация в Гонконге и Сингапуре. Даже в Китае, где местные инвестиционные институты быстро развиваются, их возможности направлять финансовые ресурсы в реальный сектор с высокой доходностью остаются ограниченными.

Американские и европейские банки под влиянием ужесточившихся требований регуляторов, в том числе к капиталу, а также на фоне перспективы повышения процентных ставок в США и укрепления доллара, начинают сейчас отворачиваться от Азии, поэтому задача исправления положения становится сейчас абсолютно неотложной. Однако вместо того, чтобы поддержать азиатские финансовые институты, которые должны взять на себя роль посредников в размещении региональных сбережений, азиатские финансовые регуляторы сосредоточились на переходе к новым глобальным финансовым стандартам регулирования. Принятия этих стандартов добивались их американские и европейские коллеги-регуляторы, но это именно те стандарты, которые американские и европейские политики теперь грозятся отменить.

Необходимость изменения данного подхода становится особенно насущной на фоне провозглашённого президентом США Дональдом Трампом кредо «Америка на первом места», что почти несомненно означает переход к протекционистской политике. Эта политика ещё больше будет затягивать азиатские инвестиции в долларовую ловушку, потому что сбережения стран Азии будут использоваться для охоты на спекулятивные долларовые активы за пределами региона, а не на удовлетворение собственных нужд Азии.

Да, конечно, в долгосрочной перспективе китайский проект «Один пояс, одна дорога», а также процесс интернационализации юаня помогут ослабить позиции доллара в Азии. Но это пока отдалённая перспектива.

А сейчас центральные банки ведущих азиатских стран с профицитной экономикой (особенно Китай и Япония) должны начать работу с другими крупными центральными банками (в первую очередь, Европейским центральным банком и Банком Англии) над изменением методов использования избыточных сбережений в регионах с высокими темпами роста экономики. Цель должна заключаться в следующем: сбережения в странах с профицитом, в том числе, например, в Германии, у которой профицит счёта текущих операций даже выше, чем у Китая и Японии, должны использоваться разумно и помогали поддерживать темпы роста во всей мировой экономике.

План Трампа поставить Америку на первое место, наверное, звучит просто и понятно. Но он не учитывает, что, в случае торможения развивающихся стран, проиграют все. Поскольку Трамп явно не собирается пересматривать свои подходы, задача Азии и её международных партнёров заключается в том, чтобы обезопасить себя – и всю мировую экономику.