4

Династическая Азия

СИНГАПУР – С точки зрения влияния культуры на политику, недавняя волна перемен в руководстве в Северо-Восточной Азии свидетельствует о том, что общество в азиатских государствах более терпимо относится к династической преемственности власти, если не поддерживает ее. Недавно избранный президент Южной Кореи Пак Кын Хе – это дочь Пак Чон Хи, который правил страной с 1961 по 1979 год. Приходящий к власти президент Китая Си Цзиньпин – это сын бывшего премьер-министра Си Чжунсюня. Новый премьер-министр Японии Синдзо Абэ – это внук и внучатый племянник двух бывших японских премьер-министров, а также сын бывшего министра иностранных дел. Ким Чен Ын – сын и внук двух его предков в Северной Корее.

Эта система не ограничивается странами Северо-Восточной Азии. Президент Филиппин Бенигно Акино III – сын бывшего президента Корасон Акино. Премьер- министр Малайзии Наджиб Абдул Разак и премьер-министр Сингапура Ли Сяньлун также являются сыновьями бывших премьер-министров соответствующих стран. В Индии Рахул Ганди ожидает своего часа, готовясь унаследовать место своего прадеда Джавахарлала Неру, бабушки Индиры Ганди и отца Раджива Ганди. В Пакистане Билавал Бхутто Зардари ‑ сын президента Асифа Али Зардари и убитой во время террористического акта бывшего премьер-министра Беназир Бхутто, а также внук бывшего премьер-министра Зульфикара Али Бхутто недавно дебютировал на политической арене. Династическая преемственность становится в Азии нормой?

Никто не отрицает, что наследование власти от заслуженных деятелей обеспечивает политическим кандидатам преимущество перед соперниками. В то же время ясно, что наличие заслуженных родственников не является гарантией успеха. Рассмотрим противоречивую характеристику бывшего президента Филиппин Глории Макапагал-Арройо. Ее отец был уважаемым политическим деятелем, тем не менее, о ней могут также вспоминать, как об одном из самых коррумпированных в стране политических деятелей.

Основным вопросом является отношение политических лидеров к своим полномочиям, когда они вступают в должность. Если они делают это с чувством уверенности в своих правах, принадлежащих им по наследству, то, скорее всего, они потерпят неудачу, как это и произошло с Арройо. К счастью для Восточной Азии, большинство, кажется, подходит к власти с обостренным чувством ответственности и обязательством укреплять положение своих стран.