A truck cockpit being assembled Yegor Aleyev\TASS via Getty Images

Долгосрочный рост: экономисты против учёных

КЕМБРИДЖ (США) – Большинство авторов экономических прогнозов обычно отмахиваются от новейших достижений в сфере искусственного интеллекта, таких как, например, «квантовый скачок», продемонстрированный в декабре прошлого года самообучающейся шахматной программой DeepMind. Они оценивают их влияние на долгосрочные тенденции экономического роста как незначительное. Этот пессимизм, конечно, является одной из причин, по которой реальные (с учётом инфляции) процентные ставки остаются на экстремально низком уровне (хотя в последние месяцы ключевые ставки по 10-летним облигациям США и подскочили на половину процентного пункта). Если пессимизм по поводу перспектив производственной стороны в экономике оправдан, тогда недавнее радикальное снижение налогов и новые программы расходов в США, скорее всего, будут больше способствовать росту инфляции, а не инвестиций.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

Есть масса причин критиковать новейшую бюджетную политику в США, хотя в снижении ставки налога на прибыль и был определённый смысл (но не в таких масштабах, как это было сделано). Мы живём в эпоху увеличения неравенства и снижения доли труда в доходах относительно доли капитала. Правительствам нужно делать больше, а не меньше, для перераспределения доходов и богатства.

Трудно понять, о чём думает президент США Дональд Трамп, когда хвастается, что его политика приведёт к повышению темпов роста экономики до 6% (хотя, возможно, он имеет в виду не ВВП, а цены!). Однако если инфляционное давление действительно возникнет, нынешний период роста экономики может продлиться намного дольше, чем ожидают рынки и авторы прогнозов.

В любом случае, источником пессимизма экономистов являются перспективы долгосрочного роста. Их позиция подкрепляется верой в то, что развитые страны не смогут рассчитывать на повтор той экономической динамики, которая наблюдалась в США в 1995-2005 годах (а в других развитых странах чуть позднее), а уж тем более в далёких 1950-х и 1960-х годах.

Тем не менее, скептики должны задуматься над тем фактом, что многие учёные – из многих областей науки – смотрят на ситуацию иначе. Особенно молодые учёные считают, что прогресс в фундаментальной науке развивается быстрее, чем когда-либо раньше, хотя для разработки практического применения этих достижений потребуется много времени. Более того, маленький, но очень влиятельный культ возник вокруг теории «сингулярности» венгерско-американского математика Джона фон Неймана. Мыслящие машины станут в какой-то момент настолько продвинутыми, что смогут сами изобретать новые машины без участия людей; в этом случае начнётся резкое, экспоненциальное развитие технологий.

Если это так, тогда нам, наверное, следует намного сильнее беспокоиться по поводу этических и социальных последствий материального роста, который окажется более быстрым, чем способен воспринимать человеческий дух. Страхи по поводу искусственного интеллекта (ИИ) сейчас в основном касаются неравенства и будущего труда. Но авторы научной фантастики уже давно предупреждают нас, что потенциальные угрозы, создаваемые рождением силиконовых форм «жизни», являются по-настоящему пугающими.

Трудно понять, кто прав: ни у экономистов, ни у учёных нет репутации составителей точных долгосрочных прогнозов. Однако сейчас, если не рассматривать вероятность экзистенциальной битвы между людьми и машинами, представляется вполне правдоподобным значительный скачок роста производительности в течение ближайших пяти лет.

Вспомним, что главными компонентами экономического роста являются – рост рабочей силы, рост инвестиций (государственных и частых), а также рост «производительности», то есть рост объёмов выпуска, произведённых с одним и тем же объёмом ресурсов, благодаря новым идеям. В развитых странах на протяжении последних 10-15 лет все три индикатора находились на печально низком уровне.

Рост численности рабочей силы резко замедлился из-за снижения рождаемости, а иммиграция оказалась неспособна компенсировать это снижение, причём даже в Америке до Трампа. Приток женщин в рабочую силу сыграл ключевую роль в повышении роста экономики в конце XX века. Но сейчас этот фактор в основном уже отыгран, хотя правительства могли бы сделать больше для поддержания уровня экономической активности женщин и гендерного выравнивания оплаты труда.

Кроме того, после финансового кризиса 2008 года объём глобальных инвестиций резко упал (хотя это не относится к Китаю), что снизило темпы потенциального роста. При этом измеряемый рост производительности снизился во всех странах мира, сократившись примерно в два раза в США со времён технобума середины 1990-х. Неудивительно, что мировые реальные процентные ставки так низки, а значительные сбережения, накопленные после кризиса, охотятся на инвестиционные возможности, число которых уменьшилось.

Тем менее, очень вероятно, что ИИ и другие новые технологии со временем начнут намного серьёзней влиять на рост экономики, чем это было до сих пор. Хорошо известно, что бизнесу может потребоваться очень много времени для придумывания новых производственных процессов с использованием новых технологий: железные дороги и электричество – это два наиболее ярких примера. Нынешний подъём темпов мирового роста может стать катализатором перемен, предоставив компаниям стимулы для инвестиций и внедрения новых технологий. Часть этих технологий будут замещать труд, компенсируя, тем самым, замедление темпов роста рабочей силы.

На фоне ослабления последствий финансового кризиса и вероятного начала быстрого развития искусственного разума, нынешняя тенденция к росту ВВП в США может легко поддерживаться на протяжении ближайших нескольких лет (хотя, конечно, рецессия тоже возможна). Сопутствующий рост реальных мировых процентных ставок, наверное, затруднит возможности для манёвров центральным банкам. В лучшем сценарии они смогут «поймать волну», как это прекрасно делал Гринспен в 1990-х, хотя, не исключено, что на этот раз инфляция будет выше.

Вывод в том, что ни власти, ни рынки не должны делать ставку на предположение, будто медленные темпы роста экономики, наблюдавшиеся в предыдущем десятилетии, сохраняться и в следующем. Впрочем, эта новость может оказаться не столь уже и позитивной. Если учёные правы, со временем мы можем горько пожалеть о том росте, который получим.

http://prosyn.org/mDs675H/ru;

Handpicked to read next