1

Антимикробная резистентность: сейчас или никогда

ЛОНДОН – Мы часто считаем само собой разумеющимся, что любая инфекция, с которой мы сталкиваемся, является излечимой, и что всемогущая современная медицина сделает для этого всё, что необходимо.

Но представьте себе альтернативный сценарий. У вас диагностировано смертельно опасное инфекционное заболевание. Раньше его можно было вылечить за несколько недель или месяцев, но теперь вам говорят, что лечение займёт, по меньшей мере, два года. Это лечение предполагает ежедневные уколы на протяжении нескольких месяцев и приём примерно 14 тысяч таблеток с сильными побочными эффектами. Вы оказались в меньшинстве «счастливчиков», которым удалось поставить диагноз и вообще начать лечить, тем не менее, ваши шансы победить болезнь составляют 50 на 50.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Для большинства из нас такой сценарий не выглядит «современной медициной», однако это трагическая реальность для множества людей – сейчас их 500 000 и это число растёт. Они страдают от формы туберкулёза, устойчивой ко многим видам лекарств (сокращённо MDR-TB). Данная болезнь является примером того, что происходит, если лекарства оказываются бессильны против новых штаммов ранее излечимых инфекций. Сейчас туберкулёз является самой смертельной инфекционной болезнью в мире, она убивает более миллиона человек ежегодно. При этом в странах с низким и средним уровнем доходов постепенно распространяется туберкулёз MDR-TB, с которым не способны справиться местные службы здравоохранения.

MDR-TB создаёт огромную нагрузку на государственные системы здравоохранения, а также на экономику. И он является предвестником того, что ждёт как богатые, так и бедные страны, если антимикробная резистентность получит дальнейшее распространение. Если не предпринять согласованные действия, тогда устойчивые к лекарствам штаммы других часто встречающихся инфекций, например, золотистого стафилококка или кишечной палочки E. coli, станут повсеместными, что приведёт к разрушительным последствиям для глобального здоровья и служб здравоохранения во всех странах мира.

Поскольку антимикробная резистентность лишает существующие антибиотики эффективности, сравнительно рутинные процедуры, например, пересадка органов или химиотерапия при раковых заболеваниях, станут крайне рискованными из-за появления неизлечимых инфекций. Размер человеческих и экономических потерь от возросшей антимикробной резистентности может легко выйти из-под контроля: если оставить ситуацию без внимания, к 2050 году устойчивые к лекарствам инфекции будут уносить 10 миллионов жизней ежегодно, а совокупный ущерб мировому ВВП достигнет $100 трлн.

Только немедленно приступив к эффективным действиям, мы сможем избежать этого мрачного будущего. К счастью, в начале сентября на саммите «Большой двадцатки» в китайском Ханчжоу мировые лидеры впервые включили вопрос об устойчивости к противомикробным препаратам (УПП) в свою повестку дня, тем самым, показав, что мировое сообщество считает УПП реальной угрозой мировому экономическому развитию и процветанию. Кроме того, «Большая двадцатка» (G20) предприняла крупнейшую на сегодня попытку оживить заглохнувшие фармацевтические разработки новых антибиотиков (они срочно необходимы для замены лекарств, которые потеряли эффективность) и распространить диагностические тесты, которые позволят врачам применять имеющиеся в их распоряжении лекарства более эффективно.

Другой возможностью проявить глобальные лидерские качества при решении проблемы антимикробной резистентности станет заседание Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке на этой неделе. Здесь также данный вопрос будет впервые включён в повестку дня, причём генеральный секретарь Пан Ги Мун и мировые лидеры, как ожидается, дадут обещание бороться с растущей устойчивостью к противомикробным препаратам на специальной Встрече высокого уровня.

Для преодоления антимикробной резистентности ООН следует опираться на работу, начатую G20. Будучи крупнейшим и самым массовым форумом глобального управления, который только у нас есть, ООН является единственным институтом, способным добиться предоставления ресурсов и обязательств, которые требуются для решения данной проблемы. Однако действия ООН окажутся эффективными только при условии, если будут предприняты некоторые критически важные шаги.

Во-первых, страны-члены ООН должны применить интегрированный подход к проблеме УПП с участием всех органов регулирования и соответствующих отраслей, в том числе здравоохранения, сельского хозяйства и финансового сектора. Уникальное положение ООН позволяет ей помочь правительствам в этой работе. ООН имеет возможность собирать мировых лидеров и содействовать международному сотрудничеству, а также сотрудничеству между различными организациями для решения глобальных экономических и социальных проблем. Кроме того, ООН может использовать мощь своих агентств для мобилизации глобальных ресурсов на борьбу с антимикробной резистентностью.

Во-вторых, для обеспечения непрерывности процесса ООН следует установить чёткие ориентиры в форме измеряемых результатов проделанной работы и пообещать включать вопрос об антимикробной резистентности в повестку дня Генеральной Ассамблеи каждые два года. Это создаст условия для измерения глобального прогресса в данной сфере и одновременно станет мощным сигналом, что ООН всерьёз и надолго занялась данной проблемой, которая будет важным приоритетом и для следующего генерального секретаря.

Fake news or real views Learn More

Наконец, ООН должна назначить специального посланника по вопросам антимикробной резистентности с целью гарантировать непрерывность прогресса в предстоящие годы. Должность спецпосланника должна быть позицией высокого уровня с полномочиями, позволяющими работать с правительствами государств и многосторонними органами управления ради поддержания внимания к борьбе с антимикробной резистентности.

Сейчас мы можем быть сдержанными оптимистами, поскольку антимикробная резистентность, наконец-то, привлекла то глобальное внимание, которого она заслуживает. Но это мировое внимание может оказаться мимолётным. И тем из нас, кто был свидетелем предыдущих и нынешних дискуссий по поводу инфекционных болезней, это слишком хорошо известно. Если мы не сможем удержать интерес наших лидеров к этой проблеме, последствия будут смертельными для всех.