1

Антибиотики которые работают

МЕХИКО – С момента открытия пенициллина в 1928 году и до его введения в последнюю из основных групп антибиотиков в 1960-е годы, человеческий потенциал для борьбы с патогенными бактериями был преобразующим. Но, со временем, количество антибиотиков, к которым чувствительны бактерии уменьшалось, а некоторые патогенные организмы стали устойчивыми к большинству или всем существующим лекарствам. В результате, инфекции, которые поддавались лечению, снова становятся смертельными.

Уже, устойчивость к антибиотикам приводит к примерно 700000 смертей в год, с финансовыми затратами, достигающими десятков миллиардов долларов. Поскольку устойчивость к антибиотикам продолжает подрывать нашу способность лечить рак, трансплантировать органы и вставлять протезы, эти цифры будут только расти.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Растущей устойчивости к антибиотикам способствовало множество факторов. Бактерии могут быстро размножаться и мутировать, и они могут создать что-то вроде “генетического Интернета”, который позволяет определенным патогенным бактериям “загрузить” гены устойчивые к антибиотикам. Более того, большинство антибиотиков являются естественными продуктами почвенных бактерий, в которых устойчивость к антибиотикам может появиться естественным путем. Когда антропогенные антибиотики были введены в массовых масштабах, резистентные бактерии стали наиболее распространенными.

Сегодня человечество выпускает около 100 000 тонн антибиотиков в год. Если бы эти антибиотики были использованы должным образом и спасали человеческие жизни, обоснованный анализ эффективности затрат был бы возможен. Но около 70% из них используются для более быстрого роста сельскохозяйственных животных. Тогда как остальные 30%, используются для лечения людей, и часто назначаются неправильно или без необходимости. А поскольку значительная часть используемых препаратов сбрасывается в окружающую среду сточными водами и навозом, бактериальные сообщества в почвах, водах и диких животных также подвергаются их воздействию.

Если это злоупотребление антибиотиками не закончится, мы вскоре окажемся без лекарств для эффективного лечения бактериальных инфекций. Но в то время как предпринимаются некоторые меры – заседание Организации Объединенных Наций на высоком уровне, в сентябре прошлого года, подготовило предложения для некоторых международных мер – их далеко недостаточно.

Что действительно необходимо, так это немедленный запрет на использование антибиотиков в сельском хозяйстве по всему миру. Кроме того, руководящие принципы клинического применения антибиотиков, которых четко придерживается медицинское сообщество, как тех, что касаются выбора галстука, должны быть пересмотрены и строго соблюдаться. Только эти две меры – которые могли бы быть приняты государственными регулирующими органами – позволили бы сократить использование антибиотиков почти на 80%, существенно снизив рост резистентности к антибиотикам.

Безусловно, убедить правительства осуществить подобные меры будет непросто, потому что они идут вразрез с мощными экономическими интересами, наиболее очевидным является фармацевтическая промышленность, которая ежегодно продает антибиотики на $40 млрд. До тех пор, пока Big Pharma весьма заинтересована в продолжении злоупотребления антибиотиками, она не заинтересована в разработке новых антибиотиков для борьбы с лекарственно-устойчивыми бактериями. Препараты для лечения хронических заболеваний и рака представляют основной интерес.

Так Big Pharma ищет “стимулы” для проведения исследований и разработки новых антибиотиков, таких как расширенные патенты или налоговые льготы; альтернативой было бы установить на новые лекарства астрономические цены. Но польза от таких стимулов для фармацевтических компаний значительно бы превысила стоимость фактической работы центров НИОКР (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы); они были бы инструментами, чтобы сосредоточить государственные средства в частных руках – тех самых руках, что вызвали эту проблему.

Однако, помимо поощрений, обществу следовало бы применять некоторые жесткие меры.  Я предлагаю инициативу, которая оценивает фармацевтические компаний в соответствии с их вкладом в решение проблемы резистентности к антибиотикам; те, кто не принимает участие, должны быть наказаны меньшими продажами. Я называю это NANBU (нет антибиотиков, нет бизнеса).

NANBU предоставила бы преимущество компаниям с активными исследовательскими программами или с новыми антибиотиками в программе разработки. Компании, которые не занимаются производством или продажей антибиотиков для сельскохозяйственных целей, или которые отказываются поощрять использование антибиотиков для лечения заболеваний не требующих таких препаратов, также получили бы преимущество. Те, кто заинтересованы в противоположном поведении – продавая антибиотики как “стимуляторы роста” для домашнего скота или активно поощряя врачей выписывающих лекарства – потеряют преимущество.

Во-первых, практически все фармацевтические компании имели бы отрицательный результат. Но, со временем, рейтинги могли бы быть скорректированы, всегда согласно научно обоснованным рекомендациям независимой группы экспертов. Рейтинги могли бы затем использоваться для направления решений о закупке лекарств.

Для многих видов релевантных лекарств, существует ряд вариантов с одинаковой эффективностью и безопасностью, производимых различными компаниями. Таким образом, врачи могли бы назначать препараты в основном компаний с высоким рейтингом, а также избегать лекарств компаний с низким рейтингом. Пациенты могли бы способствовать такому процессу принятия решений, и последовать их примеру при покупке лекарств, отпускаемых без рецепта. Со временем, антибиотики могли бы стать снова более прибыльными, как и компании заинтересованные в больших продажах своих других лекарственных средств, а также уменьшится необходимость в дорогостоящих стимулах.

Ключом к успеху NANBU будет добиться широкого понимания угрозы резистентности к антибиотикам и необходимости борьбы с ней. Это дало бы пациентам и врачам стимул учитывать рейтинги NANBU в принятии лекарственных решений, а также оказывать на свои правительства давление в принятии более решительных мер. Использование кампаний по информированию общественности, чтобы усилить давление на правительства проводить необходимые, но сложные меры, работало раньше – например, в развитии лесов и устойчивого рыболовства.

Fake news or real views Learn More

Информирование общественности было одним из приоритетов, выдвинутых на заседании ООН. Тем не менее, для осуществления этого глобального усилия, нам необходим новый глобальный институт, который справится с этой задачей. NANBU, как международная НПО, была бы в состоянии справиться с транснациональным характером большинства фармацевтических компаний, будучи защищенной от лоббирования или политического давления на национальном уровне.

Устойчивые к антибиотикам бактерии представляют собой глобальную угрозу, и, следовательно, не могут быть решены одними государственными мерами. Весь мир должен думать и действовать, чтобы сохранить огромные выгоды для здоровья и благосостояния человека, которые предоставили антибиотики.