4

Антинаучный договор по семенам

СТЭНФОРД – В сентябре Соединенные Штаты ратифицировали Международный договор о генетических ресурсах растений для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства, известный как Международный договор по семенам. Как и многие другие международные соглашения разработанные под эгидой Организации Объединенных Наций, он с серьезными недостатками. В действительности, Договор по семенам является политически корректным, анти-технологическим фиаско.

Несомненно, договор, который вступил в силу в 2004 году, исходит из некоторых похвальных намерений. Но в конечном счете, это нагромождение не более чем благих намерении, переведенных в драконовские юридические ограничения по обмену генетическими ресурсами (в основном семенами) между странами. Нереальность целей Договора проступает в официальном заявлении его целей: “сохранение и устойчивое использование всех генетических ресурсов растений для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства и справедливого, и равноправного распределения выгод от их использования, в соответствии с Конвенцией о биологическом разнообразии, для устойчивого сельского хозяйства и продовольственной безопасности”.

Руководящий принцип Договора по семенам состоит в том, что генетические ресурсы попадают в “суверенное право” государств-членов (т.е. правительств). Это равносильно явному отказу от давнего понимания того, что генетические ресурсы растений и животных являются “общим достоянием человечества”. Он противоречит концепции, что некоторые глобальные ресурсы, рассматриваемые как выгодные для всех, не должны быть эксплуатируемы и монополизированы в одностороннем порядке отдельными лицами, государствами, корпорациями или другими субъектами, а должны управляться таким образом, чтобы принести пользу всему человечеству.

Договор по семенам был мотивирован страхом перед “биопиратством” – хищением мировых генетических ресурсов сельскохозяйственными семенными компаниями, которые затем могли бы претендовать на патенты на них и завладеть монопольным контролем. Но, несмотря на то, что обвинения в биопиратстве могут иметь эмоциональную привлекательность, беспристрастные анализы показали, что у них мало фактических оснований. На самом деле, биопиратство редкое явление – настолько редкое, что с ним можно разобраться напрямую.

Вместо этого, мир создал барочную, бюрократическую, политизированную систему, которая систематически препятствует научным исследованиям, селекции растений, а также созданию интеллектуальной собственности. Договор по семенам достигает этого благодаря созданию многосторонней системы для доступа к согласованному перечню сельскохозяйственных генетических ресурсов.

Договор по семенам, также взял под контроль своих субъектов и секретариата 15 научно-исследовательских институтов, которые входят в состав Консультативной группы по международным сельскохозяйственным исследованиям (КГМСХИ), влиятельное глобальное исследовательское сотрудничество. Когда страна ратифицирует Договор по семенам, она соглашается с тем, что ее собственные банки семян – в США, в хранилище в Форт Коллинз, штата Колорадо – будут придерживаться тех же правил, что и центры КГМСХИ.

Но от общих правил мало пользы. К сожалению, в результате Договора по семенам, страны все чаще относятся к своим генетическим ресурсам, как собака к кости: запрещен обмен, даже между своими собственными учеными и селекционерами растений, в то время как за последние 12 лет было закрыто большинство международных обменов генетическими ресурсами. Центры КГМСХИ были в состоянии продолжать обмен генетическими ресурсами, но в настоящее время этот процесс гораздо более сложный и трудоемкий, чем это было до того, как Договор по семенам вступил в силу.

Сложно определить конкретные последствия реализации Договора по семенам для США, не в последнюю очередь, потому что договор содержит невыразительные, неоднозначные формулировки, маскирующие его смысл и требования. Что очевидно, так это то, что опыт стран, которые внедрили договор был не особо положительным, если только те страны не обладают высокой терпимостью к бюрократическим режимам регулирования, которые душат инновации и развитие во имя высоких целей.

Договор по семенам выкроен из той же антикапиталистической, анти-научной, анти-инновационной ткани, что и Конвенция о биологическом разнообразии (КБР). Она также отражает вопиюще ненаучный, анти-генно-инженерный Картахенский протокол по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии. И он имеет много общего с Нагойя-Куала-Лумпурским Дополнительным протоколом об ответственности и возмещении к Картахенскому протоколу – еще одна анти-генно-инженерная статья, которая мало что выполняет, помимо того, что отпугивает потенциальных предпринимателей от сельскохозяйственных биотехнологий. Это надрывает, сбивает с толку и осложняет – коротко говоря, наносит ущерб инновациям, которые могли бы принести пользу бедным во всем мире.

Договор по семенам идет вразрез с наукой, развитием сельского хозяйства и правом интеллектуальной собственности. В директивной игре, это три страйка – и должен быть аут. Сенат США, который ратифицировал Договор по семенам, должен был бы его пересмотреть, поскольку Статья 32 договора это позволяет. После этого, Госдепартамент США уведомил бы секретариат договора, об официальном выходе, вступающем в силу через год.

Избранный президент Дональд Трамп, автор Искусства сделки, пообещал американцам, что он положит конец плохим сделкам. Выход из Договора по семенам был бы благоприятным началом сдержать это обещание.