14

ОПЕК для работников-мигрантов?

ДУБАЙ – В сентябре 1960 года делегаты из Ирана, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Венесуэлы встретились в Багдаде, чтобы создать Организацию стран-экспортёров нефти (ОПЕК). По мере роста зависимости мира от нефти, росло и могущество ОПЕК. А сегодня, когда многие развивающиеся страны, в том числе большинство стран Ближнего Востока, стали крупными мировыми экспортёрами рабочей силы, не пришло ли время задуматься о формировании похожего на ОПЕК картеля для работников-мигрантов?

ОПЕК преуспела в защите общих интересов своих стран-членов, которые по отдельности они смогли бы отстоять. Когда на рынке наблюдаются структурные искажения, тогда политические инструменты и коллективные действия, воплощением которых является ОПЕК, могут оказаться более эффективны, чем традиционная политика.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Страны-экспортёры трудовых ресурсов сегодня не так уж отличаются от стран-основателей ОПЕК образца 1960 года. У них тоже уязвимые позиции на рынке, где правила диктуют клиенты. Богатые страны-импортёры трудовых ресурсов и бедные страны, которые их экспортируют, связаны отношениями взаимозависимости. Но импортёры трудовых ресурсов могут в одностороннем порядке ужесточить или ослабить правила иммиграции или регулирование рынка труда, из-за чего экспортёры находятся в вечном состоянии неопределённости.

Этот дисбаланс может дорого обойтись экспортёрам трудовых ресурсов. Денежные переводы уехавших за рубеж работников являются, по сути, спасательным кругом для многих развивающихся стран, причём даже в большей степени, чем любые другие входящие финансовые потоки, включая прямые иностранные инвестиции и иностранную помощь. Нередко именно переводы мигрантов помогают сбалансировать государственный бюджет. По данным Всемирного банка, в 2013 году на долю денежных переводов приходилось 20-24% ВВП на Филиппинах и в Индонезии, 42% в Таджикистане, 32% в Киргизстане, 17% в Ливане, 10,8% в Иордании, 9,9% в Йемене и 6,6% в Египте и Марокко.

Для многих развивающихся стран трудовые ресурсы являются таким же стратегическим фактором производства, как сырьё – для стран, богатых ресурсами. Задумавшись о работниках-мигрантах, мы представляем себе низкоквалифицированный труд в сельском хозяйстве, строительстве, секторе услуг, или же работу по дому. Однако Иордания и Ливан, а также некоторые другие страны, уже занимаются обучением своих работников для конкуренции с более высококвалифицированными иностранцами.

Сегодня страны-экспортёры трудовых ресурсов нуждаются в защите своих инвестиций в человеческий капитал, а наиболее эффективным способом такой защиты может стать политическая организация, схожая с картелем. Если страны, перечисленные выше, объединят свои усилия с Китаем, Мексикой, Индией и другими крупными странами-экспортёрами трудовых ресурсов, они смогут диктовать свои условия на коллективных переговорах по поводу зарплат, визового режима и всего остального, причём результаты этих переговоров помогут и неприсоединившимся странам, поскольку изменятся глобальные нормы. Импортёрам трудовых ресурсов придётся конкурировать за доступ к общему рынку, пришедшему на место отдельным национальным рынкам, при этом страны, получившие такой доступ, будут иметь значительные конкурентные преимущества, которых другие страны будут лишены.

Картель не позволит странам-экспортёрам трудовых ресурсов наносить ущерб собственным интересам, как это происходит сейчас при заключении двусторонних соглашений. К примеру, если страны юго-восточной Азии будут подписывать сепаратные соглашения со странами, входящими в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, они начнут демпинговать друг против друга, что в итоге приведёт к ухудшению условий этих соглашений.

Вместо этого, правительства смогут с помощью картеля устанавливать минимальные ставки оплаты для разных профессий и отраслей, а также для разных уровней квалификации. Страны-экспортёры займутся обучением своей рабочей силы, поэтому спрос на работников-мигрантов из этих стран возрастёт, начнётся конкуренция между клиентами, а не поставщиками. В результате, будет запущен круг позитивных перемен – повысятся зарплаты и качество профессионального образования. А поскольку всё это будет происходить на глобальных рынках, цены на конкретные профессиональные навыки станут более прозрачны для институтов профессиональной подготовки, студентов, работников и работодателей.

В этой новой системе страны-импортёры будут собирать налоги, исходя из нового уровня минимальной зарплаты, при этом денежные переводы будут освобождены от налогов. В этом смысле у картеля будет дополнительная роль международного профсоюза трудящихся, который будет отстаивать позиции работников в тех странах, где профсоюзы слабы или вообще запрещены.

Картель экспортёров трудовых ресурсов окажет значительное влияние на нынешнюю систему. Члены картеля смогут вознаграждать третьих лиц или наказывать их, если они действуют недобросовестно. Но самое главное – работники-мигранты смогут вернуть себе чувство достоинства в системе, которая давно их этого лишила. Мы можем даже ожидать, что в мире исчезнет ксенофобия, поскольку доступ к иностранной рабочей силе станет в значительной степени привилегией.

Картель мог бы добиться проведения всеобъемлющих реформ в сфере иммиграции и использования труда иностранцев во многих странах, в том числе в США, Японии и государствах Персидского залива. В рамках новой системы у стран-экспортёров трудовых ресурсов появится больше стимулов сдерживать нелегальную эмиграцию, а также тех, кто уклоняется от игры по правилам. А страны-импортёры будут больше заинтересованы в легализации нелегальных иммигрантов и урегулировании их статуса, когда они уже находятся на их территории.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Против этого предложения может быть высказано одно возражение – низкоквалифицированный труд подорожает, а значит, ускорятся процессы автоматизации. Однако автоматизация труда в производственном секторе приведёт лишь к тому, что появится больше рабочих мест в секторе досуга, поскольку возрастёт спрос на домработниц, официантов, садовников и так далее. Картель сделает эти рыночные сдвиги более очевидными, поэтому у экспортёров труда появится возможность отреагировать на них и адаптировать свои системы профессиональной подготовки необходимым образом. В результате, импортёры смогут набирать работников-мигрантов, которые в большей степени соответствуют открывающимся вакансиям.

В целом, картель экспортёров трудовых ресурсов позволит навести порядок в отрасли, которую уже давно раздирают противоречия, наносящие ущерб репутации многим странам-импортёрам трудовых ресурсов. Он поможет изменить динамику спроса и предложения на рабочую силу, что принесёт пользу как работникам, которые получат новую защиту, так и странам-импортёрам, у которых появится доступ к хорошо обученной рабочей силе, что позволит им лучше реагировать на быстрые изменения экономических условий, вызванные – в основном – техническим прогрессом.