0

Старая проблема на Новой Границе в Китае

ВАРШАВА. Если бы путч в августе 1991 года против Михаила Горбачева не провалился, то в России могли бы произойти те же события, которые недавно имели место в Синьцзяне. Вместо сообщений о подавлении протестов в Урумчи, столице Синьцзяна, мы могли бы читать о сотнях убитых на улицах Алматы, и обозреватели сравнивали бы эти события с кровавым подавлением демонстраций в поддержку независимости Украины в прошлом году во Львове.

Как и с сегодняшними событиями в Китае, было бы невыразительное международное осуждение, а также спекуляции о существовании возможных связей между казахскими боевиками и группами эмигрантов или исламскими фундаменталистами. Эксперты напомнили бы нам, что Казахстан никогда не был страной и что украинские требования о независимости, с исторической точки зрения, носят сомнительный характер. Замените Синьцзян на Казахстан и Тибет на Украину и получите полную картину событий.

К счастью, путч закончился фарсом. Распадающийся советский режим не смог подавить растущее демократическое движение в России. Владимир Путин смог сделать это одно десятилетие позднее. Выбрав бойню на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, коммунистическое руководство Китая поставило свою страну на путь, резко отличающийся от того, на котором впоследствии оказалась Россия.

Хотя китайская политика привела к экономическому росту в стиле Пиночета, в масштабах страны, которую можно сравнить с континентом, она обеспечила, чтобы никто не чувствовал независимости, в том числе большинство населения, китайская этническая группа Хань. Это значит, что в то время как Казахстан и Украина являются независимыми, в Тибете и Синьцзяне чередуются фазы бурного возмущения и кровавых репрессий.