Margaret Scott

Старая проблема на Новой Границе в Китае

ВАРШАВА. Если бы путч в августе 1991 года против Михаила Горбачева не провалился, то в России могли бы произойти те же события, которые недавно имели место в Синьцзяне. Вместо сообщений о подавлении протестов в Урумчи, столице Синьцзяна, мы могли бы читать о сотнях убитых на улицах Алматы, и обозреватели сравнивали бы эти события с кровавым подавлением демонстраций в поддержку независимости Украины в прошлом году во Львове.

Как и с сегодняшними событиями в Китае, было бы невыразительное международное осуждение, а также спекуляции о существовании возможных связей между казахскими боевиками и группами эмигрантов или исламскими фундаменталистами. Эксперты напомнили бы нам, что Казахстан никогда не был страной и что украинские требования о независимости, с исторической точки зрения, носят сомнительный характер. Замените Синьцзян на Казахстан и Тибет на Украину и получите полную картину событий.

К счастью, путч закончился фарсом. Распадающийся советский режим не смог подавить растущее демократическое движение в России. Владимир Путин смог сделать это одно десятилетие позднее. Выбрав бойню на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, коммунистическое руководство Китая поставило свою страну на путь, резко отличающийся от того, на котором впоследствии оказалась Россия.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/zrRXBAG/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.