Американская внешняя политика после Ирака

Что будет после Ирака? Если нынешний «прилив» войск, предложенный президентом Джорджем Бушем, не принесет результата, который можно было бы назвать победой – какие уроки на будущее извлекут США для своей внешней политики? Переключатся ли на внутренние проблемы, как сделали после поражения во Вьетнаме три десятилетия назад? Перейдут ли от продвижения демократии к узкому реалистическому взгляду на свои интересы? Несмотря на то, что дискуссия в Вашингтоне ограничена темой Ирака, ряд внимательных иностранных наблюдателей задают эти вопросы «на перспективу».

Аналитики и эксперты часто ошибались по поводу положения Америки в мире. Например, два десятилетия назад общее мнение сходилось на том, что Америка идет к упадку. Десятилетие спустя, с окончанием холодной войны, это мнение заключалось уже в том, что мир представляет собой однополярную гегемонию Америки. Некоторые эксперты неоконсервативного толка сделали заключение, будто США столь могущественны, что стоит им принять какое-либо решение, и другие вынуждены будут ему следовать. Чарльз Краутхаммер торжествующе назвал этот взгляд на вещи «новым односторонним подходом», и эти воззрения оказывали серьезное влияние на администрацию Буша еще до терактов 11 сентября 2001 года.

Но новый односторонний подход был основан на полном непонимании природы силы в мировой политике. Сила – это способность получать желаемые результаты. Приносит ли обладание ресурсами такие результаты, зависит от контекста. Например, большая, современная танковая армия – это мощный ресурс, если война ведется в пустыне, но не в том случае, если она ведется в болотах – как обнаружила Америка во Вьетнаме. В прошлом предполагалось, что военная сила дает преимущество в большинстве вопросов, но в сегодняшнем мире, контексты этой силы могут быть очень разными.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/Qy9f41mru