1

Финансовое регулирование под лозунгом «Америка на первом месте»?

ЛОНДОН – Пока президент США Трамп с трудом заполняет вакансии в администрации своими сторонниками, которые помогут превратить президентские твиты в реальную политику, продолжается исход из федеральной власти назначенцев Обамы. Для финансового мира одной из наиболее важных отставок стал предстоящий уход Дэниела Тарулло, члена совета управляющих Федерального резерва, который руководил работой ФРС в сфере финансового регулирования на протяжении последних семи лет.

Было бы натяжкой утверждать, что Тарулло пользовался всеобщей любовью в банковском сообществе. Он доказывал необходимость значительного повышения коэффициентов достаточности капитала в США и других странах. Он был жёстким переговорщиком и отличался хорошими инстинктами, выявляя особые интересы финансовых компаний. Однако в Европе будут лить крокодиловы слёзы из-за его отставки. Да, европейские банки и даже европейских регуляторов тревожило его активное стремление ещё сильней ужесточить стандарты Базеля-3.5 (или Базеля-4, как это называют банкиры). В случае одобрения в той форме, которую предлагали США, потребовалось бы новое, существенное увеличение капитала, причём особенно в европейских банках. Без Таррулло судьба этих предложений становится неопределённой.

Однако Тарулло был ещё и активным сторонником международного сотрудничества в сфере регулирования, свидетельством чего могут стать заработанные им мили частого авиапассажира. Несколько лет он возглавлял малоизвестный, но важный Постоянный комитет по надзору и сотрудничеству в сфере регулирования при Совете по финансовой стабильности (СФС). Его приверженность идее совместной работы с коллегами в международных органах (например, в СФС и в Базельском комитете по банковскому надзору) с целью заключить глобальные соглашения между регуляторами и позволить банкам конкурировать в равных условиях, никогда не ставилась под сомнение.

И уже сейчас те, кто в прошлом больше всех его критиковал, заволновались из-за его ухода. Кто займёт его место? Законом Додда-Франка от 2010 года была учреждена позиция вице-председателя Совета управляющих ФРС, который должен руководить работой ФРС в сфере регулирования; но она так и не была заполнена. Будет ли кандидат, которого сейчас предстоит выбрать Трампу, следовать международным подходам, как и Тарулло? Или же его главной задачей будет возведение нормативной стены, защищающей американские банки от глобальных правил?

Мы пока ещё не знаем ответов на эти вопросы, однако эксперты по ФРС были очень встревожены содержанием письма, которое Патрик Макгенри, вице-председатель Комитета по финансовым услугам в Палате представителей США, отправил 31 января председателю ФРС Джанет Йеллен. Макгенри не сдерживал себя. «Вопреки чётким сигналам президента Дональда Трампа, который сделал приоритетом американские интересы на международных переговорах, – писал Макгенри, – ФРС, похоже, продолжает вести переговоры о международных стандартах регулирования финансовых учреждений с глобальными бюрократами за рубежом, причём без прозрачности, подотчётности и полномочий на это. Это неприемлемо».

В своём ответе 10 февраля Йеллен твёрдо дала отпор аргументам Макгенри. Она указала на то, что у ФРС есть все необходимые полномочия, что Базельские соглашения не являются обязательными для исполнения, и что, в любом случае, «сильные стандарты регулирования повышают стабильность американской финансовой системы» и конкурентоспособность финансовых компаний.

Но это не конец истории. Поле боя размечено, и письмо Макгенри демонстрирует, какие именно аргументы будут использовать в Конгрессе республиканцы, близкие президенту. В Вашингтоне всегда имелись люди, которым не нравилось иностранное вмешательство в этой и других сферах. Аргументы Йеллен верны, но право Федерального резерва на участие в международных переговорах не обязывает его в них участвовать, а новый назначенец может решить, что это и не нужно.

Такой разворот приведёт к появлению трений внутри ФРС, а куда всё это заведёт СФС, или даже Базельский комитет, совершенно неясно. В 1930-х годах, когда только появился Банк международных расчётов (где расположен секретариат Базельского комитета), правительство США отказалась занять место в его совете директоров, поэтому Соединённые Штаты представлял банк JP Morgan. Трудно предположить, что такое решение хорошо сработает сегодня.

Для Европы всё это вопросы отнюдь не поверхностного значения. Европейские директивы об адекватности капитала обычно трансформируют базельские нормативы в законодательство ЕС. Если Базельский процесс остановится, тогда трансатлантических договорённостей, являющихся важнейшим фундаментом западных рынков капитала, будет труднее достичь.

Дополнительные сложности возникают из-за Брексита. Если между ЕС-27 и Великобританией не будет заключено специального соглашения, тогда регуляторам Британии и ЕС придётся собираться вместе в Базеле, а не в Европейском банковском управлении. Но если Базель превратится в место для пустой болтовни и потеряет способность устанавливать жёсткие стандарты, тогда ещё одно ключевое звено в цепочке сломается, и Британии будет труднее доказывать, что лондонским банкам надо предоставить равные права в ЕС, поскольку они соответствуют международным стандартам.

Представители центральных банков прощаются с чёртом, которого они хорошо знают. Тем временем, финансовое регулирование входит в период повышенной неопределённости. Власти в крайне встревоженном состоянии ждут новостей из «Мар-а-Лаго». У кромки бассейна там пока не видели вероятных кандидатов в Совет управляющих ФРС, на поле для гольфа с ними еще не проводили собеседований, но решение не за горами. Ничего больше нельзя принимать как данность. Финансовый мир коллективно затаил дыхание.