United States and China cargo containers iStock / Getty Images Plus

Двусторонний подход к многосторонней проблеме Америки

НЬЮ-ХЕЙВЕН – Есть хорошие новости: США и Китай, похоже, отошли от пропасти торговой войны. Хотя заключённое 19 мая соглашение туманно в деталях, она снимает напряжённость и гарантирует дальнейшие переговоры. Но есть и плохая новость. В формате этих переговоров имеется изъян: соглашение с одной страной мало поможет устранению фундаментальных экономических дисбалансов Америки, порождаемых взаимосвязанным миром.

Существует давнее различие между двусторонними и многосторонними подходами к решению международных экономических проблем. В мае 1930 года 1028 ведущих учёных-экономистов Америки написали открытое письмо президенту США Герберту Гуверу, призывая его наложить вето на закон Смута-Хоули о пошлинах. Гувер проигнорировал этот совет. Последовавшая затем глобальная торговая война превратила заурядную экономическую депрессию в «великую». Президент Дональд Трамп действует схожим образом, стремясь к тому, чтобы «сделать Америку снова великой».

Политики уже давно выбирают двусторонние подходы, потому что это помогает упростить поиск виновных: вы «решаете» проблему, нацелившись на конкретную страну. Напротив, большинство экономистов предпочитают многосторонние подходы, потому что в этом случае акцент делается на искажениях в балансе платежей, возникающих из-за несоответствия размеров сбережений и инвестиций. Именно этот контраст между простыми и сложными подходами является очевидной и важной причиной, по которой экономисты зачастую проигрывают в общественных дебатах. «Мрачная наука» никогда не славилась особой понятностью.

Именно такая ситуация сложилась с американо-китайскими дебатами. Китай – это лёгкая политическая цель. На его долю приходится 46% гигантского дефицита США в внешней торговле товарами, составившего $800 млрд в 2017 году. Кроме того, Китай обвиняют в вопиющих нарушениях международных правил: манипуляции курсом валюты, субсидирование государством демпингующих избыточных мощностей, кибер-хакерство, принуждение к трансферу технологий.

Не менее важно и то, что Китай проиграл битву на арене общественного мнения. Китай осуждают западные политики, некоторые известные учёные и ряд других экспертов за то, что эта страна не выполнила условия «большой сделки», заключённой в 2001 году, когда Китай был принят во Всемирную торговую организацию. О многом говорит недавняя статья в журнале Foreign Affairs, написанная двумя бывшими высокопоставленными сотрудниками администрации Обамы: «Либеральный международный порядок не смог соблазнить или связать Китай с такой силой, с какой ожидалось». Как и в случае с КНДР, Сирией и Ираном, стратегическая терпеливость уступила место нетерпению: националистическая администрация Трампа возглавила натиск на Китай.

В такой атмосфере контраргументы экономистов, которые, как и я, ориентированы на многосторонние подходы, становятся пустым звуком. Общественное мнение не обращает внимания на разъяснения связи между слишком высоким уровнем дефицита счёта текущих операций и внешнеторгового дефицита, с одной стороны, и невероятно низким уровнем внутренних сбережений в США, с другой (лишь 1,3% национального дохода в четвёртом квартале 2017 года). Не помогают и наши разъяснения, что Китай является всего лишь самым крупным элементом в намного более крупной многосторонней проблеме. В 2017 году США зафиксировали дефицит в двусторонней торговле со 102 странами. Оказывается не важным и наше замечание, что, если учесть искажения в производственных цепочках, вызванные поставками комплектующих из других стран в китайские сборочные цеха,  тогда двусторонний дисбаланс в американо-китайской торговле снизится на 35-40%.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Впрочем, сколько бы ни было в них изъянов, политические аргументы в пользу двусторонних подходов находят отклик в США, где недовольство переживающего трудности среднего класса создаёт колоссальное политическое давление. В соответствии с этими аргументами, внешнеторговый дефицит приводит к потере рабочих мест и негативно влияет на уровень зарплат. А поскольку в 2017 году внешнеторговый товарный дефицит достиг 4,2% ВВП, данное давление лишь усилилось на нынешнем этапе восстановления экономического роста. В результате, выбор Китая в качестве мишени становится политически очень привлекательным.

Что может последовать за соглашением 19 мая? Помимо договорённости о «прекращении огня» в тарифной войне по принципу «глаз за глаз», от него немного реальной пользы. Переговорщики США добиваются целевого сокращения дисбаланса в двусторонней торговле на $200 млрд в течение двух лет. Учитывая масштабы многосторонней торговой проблемы Америки, такая цель является, в общем-то, бессмысленной, особенно на фоне совершенно не вовремя принятых решений о значительном снижении налогов и повышении федеральных расходов, которые были одобрены в США в течение последних шести месяцев.

Дефицит бюджета явно будет расти, поэтому проблема недостатка сбережений в Америке будет лишь углубляться в предстоящие годы. Это означает, что дефицит баланса платежей и дефицит в многосторонней торговле будут также повышаться. Данную проблему никак нельзя будет решить с помощью целенаправленных действий против какой-либо одной страны в рамках политики двусторонних отношений.

Китайские переговорщики более осторожны. Они сопротивляются утверждению целевых показателей дефицита, однако обязуются стремиться к общей цели: принимать «эффективные меры для значительного снижения» дисбаланса в двусторонней торговле с США. Туманное обещание Китая покупать больше сельскохозяйственных и энергетических товаров, сделанных в США, копирует подходы предыдущих торговых миссий Китая в Америку, которые приезжали со списком для покупок. К сожалению, менталитет большого кошелька, характерный для жаждущего сделок Китая, лишь усиливает американскую версию виновности Китая во всём, в чём его обвиняют.

Однако даже если бы звёзды выстроились в максимально благоприятном порядке, а у США не было бы проблемы с нехваткой сбережений, авторитет страны будет поставлен под угрозу, если она начнёт стремиться к двустороннему решению своей многосторонней проблемы по некой формуле. После 2000 года самое крупное сокращение дисбаланса в торговле товарами между Китаем и США в течение одного года составило $41 млрд, и это произошло в 2009 году на пике «Великой рецессии». Поставленная цель сокращать этот дисбаланс ежегодно в течение двух лет подряд на сумму, которая в два с лишним раза больше, выглядит чистой фантазией.

В конце концов, любые попытки применить двустороннее решение к многосторонней проблеме вернутся бумерангом, и последствия этого шага для американских потребителей будут весьма мрачными. Без устранения дефицита внутренних сбережений любые попытки «подправить» двустороннюю торговлю приведут лишь к смещению внешнеторгового дефицита от одной страны к другим странам.

Но здесь-то и таится самая жестокая ловушка. Китай для Америки является поставщиком дешёвых импортных потребительских товаров. Сделка, к которой стремится Трамп, способна уменьшить долю Китая в многостороннем дисбалансе Америке, но она увеличит объём импорта из других стран по более высокой цене. Фактически речь идёт о повышении налогов на американские семьи. Призрак Гувера мог бы спросить: а что же во всём этом великого?

http://prosyn.org/RdDhchH/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.