Pacific Press/Getty Images

СПИД, НИЗ и Азбука организации

ЖЕНЕВА – Неинфекционные заболевания (НИЗ), такие как болезни сердца, инсульт, рак, диабет и хронические легочные заболевания, являются причиной 70% всех смертей. Существуют неопровержимые доказательства того, что употребление табака, низкая активность, нездоровые рационы и чрезмерное употребление алкоголя увеличивают вероятность преждевременной смерти от НИЗ.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

И все же, несмотря на широко распространенные знания о рисках, глобальное ожирение в основном не контролируется, а употребление табака и алкоголя продолжает расти. Именно на этом фоне, сети альянсов НИЗ встретились с 9-11 декабря, на втором Глобальном Форуме Альянса НИЗ в Объединенных Арабских Эмиратах.

По мере того, как они ищут решения для контроля над НИЗ, они должны искать вдохновение у движения по борьбе со СПИДом. Люди, живущие с ВИЧ и затронутые ВИЧ, продолжают предпринимать меры по координации усилий, а их уникальная форма мобилизации сыграла важную роль в достижении прогресса. В то время, как битва еще продолжается, активисты борьбы со СПИДом знают, что ее можно выиграть.

Аналогичным образом, мобилизованное движение НИЗ может переломить ситуацию для этой эпидемии. Тем не менее, в 2015 году, Ричард Хортон, редактор The Lancet, описал сообщество НИЗ, как нуждающееся в “электрошоке для его полукоматозной души”. Он добавил: “Но у кого хватит смелости это осуществить?”

Мы считаем, что есть уроки, которым надо научиться у активистов борьбы со СПИДом. Поскольку глобальное внимание сосредоточено на профилактике НИЗ, те, кто стремится контролировать предотвратимые болезни, должны обратиться за руководством к “Aзбуке” организации борьбы со СПИДом.

Первая буква, которую сообщество НИЗ должно рассмотреть, это “А”, от активной деятельности. Любой, кто старше 40 лет, вспомнит образы активистов борьбы со СПИДом, проводящих “демонстрации умирания” на научных заседаниях по всему миру. В Соединенных Штатах, активисты борьбы со СПИДом вышли на улицы, закрыв в течение дня даже штаб-квартиру Управления по контролю за продуктами и лекарствами, в октябре 1988 года. В глобальном масштабе, активисты лоббировали правительства и фармацевтические компании, чтобы сделать лекарства более доступными. Эта активность продолжается и должна служить примером для действий в борьбе с НИЗ.

Дальше, сообщество борьбы с НИЗ должно принять более смелый подход к бюджетам – буква “B” стратегии движения борьбы со СПИДом. Гражданская организация и массовая активность могут подпитать силы на начальном этапе, но организация и поддержка коалиции на широкой основе требует денег. Движение борьбы со СПИДом обозначилось предельно ясно с самого начала, и лоббировало ресурсы для эффективной поддержки своей информационно-пропагандистской деятельности и подотчетности.

 “C” от коалиций “coallitions”: движение борьбы со СПИДом быстро усвоило, что прогресса можно достигнуть только при разнообразной поддержке. Активисты установили связи между людьми, живущими с ВИЧ, и людьми с другими проблемами, такими как права женщин, интеллектуальная собственность, питание и жилье. Коалиции и кампании, ориентированные на конкретные проблемы, лучше всего работают, когда они объединяют правительственных инсайдеров и аутсайдеров, чтобы объединить перспективы и опыт.

Движение борьбы со СПИДом также понимает, что для распространения поддержки, комплексные меры реагирования на эпидемию имеют важное значение. Таким образом, “D”, детерминант успеха, заключался в привлечении внимания к взаимосвязанности вызова. Например, лоббирование лидеров в области образования, в целях продолжения обучения девочек в школе, способствовало обеспечению молодых людей знаниями и содействию при принятии разумных решений о том, когда и с кем настаивать на безопасном сексе. Аналогичным образом, были налажены связи между группами, работающими над нищетой, гендерными факторами и факторами питания, которые сыграли определенную роль в борьбе с кризисом СПИДа. НИЗ не менее изолированы по своей причинности, и аналогичным образом требуют многоотраслевого подхода к профилактике.

“Еngagement” участие – “Е” – помогло движению борьбы со СПИДом стать таким влиятельным. Позаимствовав тактику движения за права инвалидов, которое выступало за мантру “Ничего о нас без нас”, защитники по борьбе со СПИДом потребовали представительства в органах, созданных для борьбы с этим заболеванием. Например, ЮНЭЙДС остается единственным агентством Организации Объединенных Наций, имеющим в своем совете места для представителей гражданского общества. Эта норма настолько мощно внедрена в движение борьбы со СПИДом, что было бы практически немыслимо, чтобы заседание по СПИДу проходило без представителя со стороны сообщества.

Движения по профилактике заболеваний, также должны разрабатывать убедительные нарративы, а “F” – “framing” постановка вопроса – имеет важное значение для усилий сообщества борьбы со СПИДом получить поддержку со стороны политических лидеров. В частности, доступ к лечению СПИДа был сформулирован как вопрос экономической справедливости. Таким образом, разработка нарратив привела к резкому снижению цен на лекарства, настолько, что более половины людей, живущих с ВИЧ в странах с низким и средним уровнем дохода, проходят лечение.

Не менее важной общей проблемой для СПИДа, которая безусловно важна для движения борьбы с НИЗ, является вопрос ответственности. Сообщество борьбы со СПИДом упорно трудилось, чтобы сместить акцент с обвинения отдельных людей в образе жизни, чтобы возложить бремя по оказанию медицинской помощи и устранению правовой дискриминации на государство.

В дискуссиях по СПИДу, гендерный фактор – “G” нашего движения – был важным пунктом. Первоначально ВИЧ считался “заболеванием геев”, и гендерная идентичность была внедрена в ДНК движения борьбы со СПИДом на начальном этапе. Гендерные аспекты НИЗ не менее важны; чтобы понять это, достаточно лишь взглянуть, как продаются алкоголь и табак. Поэтому гендерные аспекты должны быть прежде всего направлены на усилия по профилактике НИЗ.

Наконец, “H” – “human rights” (права человека) – стали основным принципом борьбы со СПИДом. Были запущены кампании против дискриминации на рабочих местах, в школах и в медицинских центрах. Стратегические судебные споры помогли обеспечить равенство по закону. Движение борьбы со СПИДом отказалось проводить крупные конференции в странах с карательными законами против людей, живущих с ВИЧ. Движение борьбы с НИЗ могло бы пойти подобным курсом, например, отказавшись от встреч в странах, которые не ограничивают рекламу мусорной еды для детей.

Список уроков по борьбе со СПИДом может продолжаться до конца алфавита, но заканчивается буквой “H”, предусматривающей, что права человека ведут к ответу и должны вызвать реакцию на НИЗ. Бедность, изоляция, социальная, и экономическая маргинализация ставят людей под более высокий риск заражения ВИЧ. НИЗ ничем не отличаются.

Первоначальная основная реакция на эпидемию СПИДа состояла в том, чтобы спросить: “Почему эти люди не делают лучший выбор?” Движение борьбы со СПИДом ясно дало понять, что это был неправильный вопрос. Сегодня, когда 70% планеты рискуют преждевременно умереть от предотвратимых болезней, “эти люди”, это многие из нас. Сообщества по борьбе с НИЗ и СПИДом могут учиться друг у друга. Мы являемся более сильным движением, когда объединяем силы.

Представленные здесь мнения не обязательно отражают мнения ЮНЭЙДС.

http://prosyn.org/MZgCRVn/ru;

Handpicked to read next