Skip to main content
mayaki4_GettyImages_africaeuropeglobepenlight Getty Images

Сделать “вторые” города Африки первыми

ЙОХАННЕСБУРГ – В последнем рейтинге Mercer Quality of Living City Rankings, африканский город с самым высоким рейтингом, Порт-Луи, Маврикий, занимает 83-е место из 231. По-видимому, это соответствует более широкой модели: с точки зрения качества жизни в своих городах, Африка отстает от большинства других регионов мира.

Плохие показатели африканских городов являются тревожным обвинением городского планирования на континенте, особенно если учесть, что урбанизация там движется вперед семимильными шагами, независимо от того, есть ли у ее лидеров планы по управлению процессом или нет. По данным ОЭСР, поскольку “по прогнозам, в Африке самые высокие темпы роста городов в мире”, к 2050 году ее “города станут домом еще для 950 миллионов человек”. Учитывая эти тенденции, африканским политикам необходимо срочно сделать региональные города более привлекательными для международных инвесторов, бизнесменов и туристов, в то же время гарантируя, что урбанизация останется инклюзивной.

Но существует еще одна ключевая тенденция, которой уделяют недостаточно внимания: растущее значение “вторых” городов Африки. Урбанизация в Африке – это не только новые мегаполисы, такие как Йоханнесбург, Киншаса, Найроби, Хартум, Касабланка и Большой Каир, которые к 2050 году станут домом для примерно 38 миллионов человек. Рост населения также наблюдается в африканских “городах-посредниках”, которые связывают отдаленные и сельские районы с более крупными городскими центрами.

“Вторые” города будут играть ключевую роль в решении значительных социальных, экономических и политических задач, которые предстоит решить в будущем. Вместе с тем, большинство политиков, как правило, их даже не рассматривает. Например, во “вторых” городах Африки отсутствуют исчерпывающие данные о преступности и полицейской деятельности. Когда аналитические центры и многосторонние институты публикуют специальные доклады об урбанизации Африки, они, как правило, фокусируются только на достижениях и проблемах крупных городов, игнорируя при этом проблемы управления, экономические условия и развитие инфраструктуры в менее крупных городских областях.

К счастью, Africapolis, партнерство между Сахельским и Западноафриканским клубом ОЭСР и e-Geopolis.org, собрало много новых данных, чтобы расширить сферу охвата дебатов по урбанизации в Африке. Посредством интеграции данных о тысячах агломерациях людей – население многих из которых составляет менее 100 000 человек – Africapolis предоставляет базу данных, которую политики могут использовать, чтобы оценить как проходят процессы урбанизации.

Например, данные из Africapolis показывают, что, когда дело доходит до инфраструктуры, финансовых инвестиций, освоения земель и управления городским хозяйством, лишь немногие африканские “вторые” города обладают автономией для осуществления долгосрочного стратегического планирования. Это говорит о том, что национальным правительствам необходимо делегировать больше полномочий муниципальным директивным органам. Они также должны учитывать “вторые” города при разработке национальных и субнациональных стратегий развития. Располагая большим количеством государственных и административных служб во “вторых” городах, национальные правительства могут сделать эти городские районы более привлекательными и способными удовлетворить потребности граждан.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, and the entire PS archive of more than 14,000 commentaries, plus our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Результаты, полученные в Africapolis, также показывают, что африканские мегаполисы и “вторые” города тесно взаимосвязаны. Мегаполисы могут предложить гражданам множество возможностей, упорядочив предоставление государственных услуг и ориентировав рабочих в сторону более высококвалифицированных рабочих мест. Но быстрый рост населения может привести к снижению заработной платы, хронической нищете, нехватке жилья и другим проблемам.

Благодаря своим размерам, “вторые” города могут смягчить некоторые негативные побочные эффекты головокружительной урбанизации в мегаполисах и обеспечить более сбалансированный процесс. В конце концов, они тоже могут предоставлять основные товары и услуги, такие как жилье, здравоохранение и образование, и, возможно, по более низкой цене. Вот почему эксперты в области урбанизации все чаще рассматривают “вторые” города в качестве ключа к более инклюзивному росту, который требует, чтобы возможности распределялись справедливо для всего общества, а не были сосредоточены лишь в нескольких эксклюзивных центрах.

“Вторые” города также могут стимулировать национальную экономику африканских стран. Помимо предоставления коммунальных услуг и объектов, они могут служить перерабатывающими центрами для сельского хозяйства и добывающей промышленности или стать центрами экспорта – как в случае с Варри в Нигерии, Гаруав Камеруне и округом Уйе в Руанде. За счет использования географических преимуществ своих “вторых” городов, директивные органы могут поднять национальные и даже глобальные характеристики этих областей и создать высококонкурентные торговые и производственные кластеры.

В интересах всех африканских правительств включить “вторые” города в свои национальные стратегии развития. Мегаполисы сами по себе не могут обеспечить инклюзивную урбанизацию и рост. Но вместе со “вторыми” городами они могут выполнять роль центров в более широкой сети экономической деятельности, охватывающей всю территорию страны. За счет ускорения регионального развития, поддержка “вторых” городов укрепит сами мегаполисы. Нет никаких причин, по которым африканские мегаполисы и подобные “вторые” города не могут стать магнитами для людей со всего континента и со всего мира.

https://prosyn.org/u8WGsmp/ru;
  1. op_anheier8_MichaelOrsoGettyImages_Atlasstatueinnewyork Michael Orso/Getty Images

    Philanthropy vs. Democracy

    Helmut K. Anheier

    For philanthropic institutions, the fundamental question of accountability first raised by the emergence of liberal democracy will not go away. To what extent should modern societies permit independent private agendas in the public realm and allow their advocates to pursue objectives that are not shared by governments and popular majorities?

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.