People walk through the alleyways at the Darajani Market GULSHAN KHAN/AFP/Getty Images

Год возможностей для Африки

ЖЕНЕВА – Мы все еще находимся в начале 2018 года, но уже чувствуется, что напряженность и беспорядок станут определяющими характеристиками этого года. От антимиграционной политики в Соединенных Штатах до разжигания геополитических горячих точек на Ближнем Востоке и в Восточной Азии, разрушения, потрясения и неопределенность, все это становится повседневным явлением.

Но, по крайней мере, один показатель дает основания для робкого оптимизма: экономический рост. По оценкам Международного валютного фонда, глобальный рост в этом году достигнет 3,7% против 3,6% в 2017 году. Как сказала управляющий директор Фонда Кристин Лагард в декабре: “Солнце сияет сквозь тучи и помогает большинству экономик получить наиболее значительный рост после финансового кризиса”.

Знаменательно то, что Лагард это отметила в Аддис-Абебе, потому что это в Африке, где лучи процветания светят ярче. Фактически, я предсказываю, что 2018 год станет годом прорыва для многих – хотя и не всех – Африканских экономик, благодаря успехам в восьми ключевых областях.

Во-первых, Африка готова к скромному, пусть и фрагментарному, восстановлению роста. После трех лет слабых экономических показателей ожидается, что общий рост в этом году ускорится до 3,5%, с 2,9% в 2017 году. Прогнозируемая в этом году прибыль будет расти на фоне улучшенных глобальных условий, увеличения добычи нефти и ослабления засухи на востоке и юге.

Конечно, рост будет неравномерным. В то время как почти треть Африканских экономик вырастет примерно на 5%, по меньшей мере, в десятке других, по-видимому, будет наблюдаться замедление. Особую тревогу вызывает резкое увеличение государственного долга, который достиг 50% ВВП почти в половине стран Черной Африки. Но в целом Африка располагает потенциалом для позитивного года.

Во-вторых, политический ландшафт Африки либерализуется. Некоторые из Африканских президентов дольше всех занимающих свои посты – включая Роберта Мугабе из Зимбабве, Хосе Эдуарду душ Сантуш из Анголы и Яхья Джамме из Гамбии – ушли в отставку в 2017 году. В Южной Африке отставка Иакова Зума позволила Сирилу Рамафосе стать президентом. В январе, либерийцы стали свидетелями первой в их стране мирной передачи власти с 1944 года, когда в должность вступил бывшая звезда футбола Джордж Веа.

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Однако все эти успехи пройдут испытание, поскольку избиратели 18 стран пойдут в этом году на выборы. Добавлением к Африканской истории разногласий станет политическая неустойчивость в ряде государств, включая Центральноафриканскую Республику, Бурунди, Нигерию, Южный Судан и Сомали.

Третьим источником оптимизма является сельскохозяйственный сектор Африки, где наконец реализуется потенциал мелких фермеров, большинство из которых составляют женщины. По прогнозам, к 2030 году объем производства сельскохозяйственной продукции в Африке достигнет 1 триллиона долларов. Для этого становления не могло быть более подходящего момента; примерно две трети африканцев зависят от сельского хозяйства, чтобы свести концы с концами. Большие участки необработанной земли, молодая рабочая сила и появление высокотехнологичных “агропредприятий” – сельскохозяйственных предпринимателей – поднимают производство и трансформируют целые экономики.

В-четвертых, африканцы выгодно используют технологический разрыв. С более чем 995 миллионами мобильных абонентов, африканское расширение коммуникационных возможностей используется для стимулирования инноваций. Ключевые сектора, такие как сельское хозяйство, здравоохранение, образование, банковское дело и страхование, уже трансформируются, что значительно расширяет бизнес-ландшафт региона.

В-пятых, Африканские лидеры серьезно относятся к пресечению незаконных финансовых оттоков, полученных в результате коррупционных практик, в основном в нефтегазовом секторе, которые ежегодно обворовывают Африканские страны на примерно $50 миллиардов. В то время как американские законодатели настаивают на том, чтобы отменить часть законодательного акта финансовой реформы Додда-Франка от 2010 года – которая содержит положение, требующее от нефтяных, газовых и горнодобывающих компаний раскрытия информации о платежах, производимых ими правительствам, – более широкая тенденция направлена на большую прозрачность и подотчетность.

Например, Панамский архив и Райские документы подняли занавес над темной системой налоговых убежищ и подставных компаний, укрывающих миллиарды долларов, ставшие недоступными для ряда беднейших стран мира, включая многие Африканские страны. А с G20 и ОЭСР, работающими над прекращением уклонения от уплаты налогов, Африка в скором времени сможет извлечь пользу от глобальных усилий, направленных на прекращение теневого бухгалтерского учета.

В-шестых, энергетический сектор Африки настроен на процветание. В то время как 621 миллион африканцев по-прежнему не имеют надежного доступа к электричеству, инновации, такие как возобновляемые источники энергии, мини-энергосистемы и умные системы учета электроэнергии, поставляют энергию большему количеству людей, чем когда-либо прежде. В Южной Африке, наблюдается рост возобновляемых источников энергии; цена ветряной энергии теперь конкурентоспособна с углем. Эфиопия, Кения, Марокко и Руанда, также привлекают крупные инвестиции в области возобновляемых источников энергии.

Седьмой областью, демонстрирующей признаки прогресса, является образование. Безусловно, Африканские учебные программы остаются удручающими; более 30 миллионов детей в Черной Африке не учатся в школе, а те, кто посещают школу, не получают достаточно знаний, которые могли бы получить с их способностями. Но многие африканские лидеры и общественность признали эти недостатки; в некоторых странах, таких как Гана, образование даже стало ключевой проблемой для избирателей.

Как подчеркивает Комиссия по образованию, некоторые страны увеличивают инвестиции в образование. Это представляет возможность согласовать результаты обучения с будущими потребностями в области занятости населения. Но с более чем миллиардом молодых людей, которые будут проживать в Африке к 2050 году, срочно необходимы более крупные инвестиции в образование.

Наконец, повышенное внимание уделяется развитию панафриканской идентичности, а Африканская мода, фильмы и продукты питания выходят на новые рынки. По мере роста этих культурных связей, мягкая сила Африки продолжит свой рост и выйдет далеко за пределы континента.

Во многих уголках мира, 2018 год обещает быть еще одним разочаровывающим годом, поскольку неравенство и нищета продолжают подпитывать гнев и популизм. Африка не будет полностью застрахована от подобных событий. Несмотря на это, у жителей континента есть по крайней мере восемь веских причин - намного больше, чем у большинства людей в других странах - быть оптимистами.

http://prosyn.org/G27AT2n/ru;

Handpicked to read next