0

Позитивное действие для Европы

Насилие во Франции, подпитываемое безработицей и безжалостной полицией, отражает сокрушительную неудачу французской модели социальной интеграции. Но насилие в любом другом месте Европы, такое как июльские взрывы в Лондоне и зверское убийство голландского кинорежиссера Тео ван Гога на улицах Амстердама в ноябре 2004 года, сделали до боли отчетливой неспособность Европы интегрировать свои нацменьшинства.

По мере того как бунты во Франции затухают, французские политические деятели отчаянно размышляют о том, как быть дальше. Сорок лет назад, после того как юридическая сегрегация (обособление) чернокожих и белых в Америке закончилась, США лицом к лицу столкнулись с подобными проблемами. Американские события показывают, что интеграция не может быть улицей с односторонним движением. В дополнение к предъявляемым к меньшинствам ограничениям и требованиям, направленным на их присоединение к основной массе жителей страны, общество должно иметь желание спрашивать с себя самого, что оно делает для того, чтобы позволить всем его гражданам найти в нем свое место.

В качестве потенциальной модели, Европа должна рассмотреть нормы так называемого «позитивного действия», в которых Америка предписала обеспечивать права чернокожих. «Позитивное действие» или «положительная дискриминация» (так некоторые назвали эти методы) началось с приема в университеты. Но в начале 1970-х президент Ричард Никсон расширил сферу позитивного действия.

В результате, этническая принадлежность начала восприниматься, как положительный фактор, не только при приеме в университеты, но так же и при решении вопросов о государственных закупках, кредитовании малых предприятий и найме на работу в государственные учреждения. В качестве обоснования «позитивного действия» в те ранние годы использовалась идея, что после длительной систематической несправедливости, простое объявление вне закона дискриминации по расовому или половому признаку не может гарантировать равные возможности для всех.