Позитивное действие для Европы

Насилие во Франции, подпитываемое безработицей и безжалостной полицией, отражает сокрушительную неудачу французской модели социальной интеграции. Но насилие в любом другом месте Европы, такое как июльские взрывы в Лондоне и зверское убийство голландского кинорежиссера Тео ван Гога на улицах Амстердама в ноябре 2004 года, сделали до боли отчетливой неспособность Европы интегрировать свои нацменьшинства.

По мере того как бунты во Франции затухают, французские политические деятели отчаянно размышляют о том, как быть дальше. Сорок лет назад, после того как юридическая сегрегация (обособление) чернокожих и белых в Америке закончилась, США лицом к лицу столкнулись с подобными проблемами. Американские события показывают, что интеграция не может быть улицей с односторонним движением. В дополнение к предъявляемым к меньшинствам ограничениям и требованиям, направленным на их присоединение к основной массе жителей страны, общество должно иметь желание спрашивать с себя самого, что оно делает для того, чтобы позволить всем его гражданам найти в нем свое место.

В качестве потенциальной модели, Европа должна рассмотреть нормы так называемого «позитивного действия», в которых Америка предписала обеспечивать права чернокожих. «Позитивное действие» или «положительная дискриминация» (так некоторые назвали эти методы) началось с приема в университеты. Но в начале 1970-х президент Ричард Никсон расширил сферу позитивного действия.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/n0e0cPhru