0

Щелчок мышки, ставший криком

КЕМБРИДЖ – До недавнего времени кибер-безопасность в основном являлась объектом интереса компьютерных фанатов и шпионов. Создатели Интернета, небольшое и замкнутое сообщество, чувствовали себя вполне комфортно в открытой системе, где безопасность не являлась главной задачей. Однако при сегодняшнем числе пользователей сети в районе трех миллиардов такая открытость стала серьезной уязвимостью; действительно, она ставит под угрозу обширные экономические возможности, которые Интернет открывает миру.

«Кибератаки» могут принимать различную форму, в том числе обыкновенных зондирований, порчи веб-сайтов, атак с целью вызвать отказ в обслуживании, шпионажа и уничтожения данных. И термин «кибервойны», который лучше всего определяется как любые враждебные действия в киберпространстве, усиливающие или эквивалентные крупному физическому насилию, остается сравнительно изменчивым, отражая определение слова «война», которое варьируется от вооруженного конфликта до любых согласованных усилий ради решения проблемы (например, «война с бедностью»).

Кибервойны и кибер-шпионаж в значительной степени связаны с государствами, в то время как кибер-преступность и кибер-терроризм, в основном, связаны с негосударственными субъектами. Наибольшие расходы в настоящее время связаны со шпионажем и преступлениями, однако в течение следующего десятилетия или около того кибер-войны и кибер-терроризм могут стать большей угрозой, нежели они являются сегодня. Более того, по мере развития союзов и тактик, данные категории могут все больше перекрываться. Террористы могут купить вредоносные программы у преступников, а правительства могут найти удобным прятаться за ними обоими.

Некоторые люди утверждают, что сдерживание не работает в киберпространстве, что связано с трудностями атрибуции (установления источника угрозы). Однако такой взгляд является поверхностным: недостаточная атрибуция также влияет и на межгосударственное сдерживание, однако оно все еще работает. Даже тогда, когда источник атаки может быть успешно замаскирован под «чужим флагом», правительства могут обнаружить себя опутанными симметрично взаимосвязанными отношениями, благодаря чему крупное нападение будет контрпродуктивно. Например, Китай получит потери от атаки, которая сильно повредит американскую экономику, и наоборот.