3

Только бедные умирают молодыми

РОТТЕРДАМ – Люди, которые находятся ниже на социально-экономической лестнице (что определяется их уровнем образования, профессией или доходом), проживают, в среднем, более короткие и менее здоровые жизни, по сравнению с теми, кто находится на высших ступенях. Действительно, ожидаемая продолжительность жизни при рождении обычно отличается на 5-10 лет, в зависимости от социального и экономического благополучия, тогда как более бедные люди проводят на 10-20 лет больше, страдая от болезней или инвалидности, по сравнению с более богатыми.

В девятнадцатом веке такое положение вещей не было бы удивительным, учитывая низкий уровень доходов, массовую нищету и отсутствие социального обеспечения. Но такие данные сегодня обычно сообщаются по странам с высоким доходом, включая те, которые имеют высокие показатели экономического благосостояния и человеческого развития – даже высокоразвитые процветающие государства Западной Европы.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

С конца второй мировой войны страны Западной Европы старались сократить социально-экономическое неравенство или компенсировать его последствия посредством прогрессивного налогообложения, программ социального обеспечения, а также широкого спектра коллективно финансируемых услуг, таких как государственное жилье, образование, здравоохранение и культурные и развлекательные мероприятия. Но несмотря на то, что эти меры сокращали неравенство по отдельным социально-экономическим показателям, включая уровень доходов, качество жилья и доступность медицинских услуг, их оказалось недостаточно, чтобы устранить неравенство в отношении здоровья.

Данные за длительный период показывают, что социально-экономический разрыв в уровне смертности сузился в период до 1950-х годов, но существенно вырос с тех пор. Еще более интересным является тот факт, что более щедрые меры по увеличению благосостояния не приводят к снижению различий в состоянии здоровья. Даже страны Северной Европы – мировые лидеры в том, что касается создания универсальной и продуманной социальной политики, которая охватывает всех граждан с рождения и до смерти – сталкиваются со значительными различиями в состоянии здоровья, несмотря на их относительно низкое неравенство доходов.

Надо отметить, что современным государствам всеобщего благосостояния еще далеко до полной отмены социальных различий, а неравенство в доступе к материальным и человеческим ресурсам продолжает создавать крайне различные условия жизни населения. Но целью государства благосостояния никогда не было радикальное перераспределение богатства. Скорее социальная политика была направлена на достижения компромисса между интересами работников и работодателей, рабочим и средним классом. В результате, их перераспределительные эффекты оказались скромнее.

Итак, хотя некоторые неудачи государства всеобщего благосостояния могут помочь объяснить сохранение неравенства в области состояния здоровья, надо искать другие факты, которые помогут понять – и направить в другую сторону – его рост. Два возможных объяснения были найдены в быстро развивающейся научной литературе, касающейся селективной растущей социальной мобильности и задержки распространения изменений в поведении. На деле работают оба эти фактора.

В течение двадцатого века социальная мобильность росла медленно, но неуклонно во всех странах с высоким уровнем дохода, тогда как достижения в образовании и профессиональный статус зависели в меньшей степени от социального происхождения и в большей – от когнитивных способностей и других личных характеристик. В результате, группы с низким социально-экономическим уровнем не только сократились в размерах, но и, вероятно, стали более однородными с точки зрения личных характеристик, которые повышают риск возникновения проблем со здоровьем.

Кроме того, люди с более высоким социально-экономическим положением, как правило, первыми перенимают новые модели поведения и быстрее отказываются от привычек, которые наносят вред здоровью, таких как курение и потребление пищи с высоким содержанием жиров. В связи с этим новые поведенческие рекомендации органов здравоохранения зачастую усугубляют неравенство в состоянии здоровья, по крайней мере временно.

Значительные различия в таких областях, как курение, физические упражнения, питание и потребление алкоголя наблюдаются во многих государствах всеобщего благосостояния в Западной Европе. Система социального обеспечения, которая была создана для борьбы с нищетой, оказалась не такой эффективной в борьбе с «болезнями богатства», такими как болезни сердца и рак легких.

Все это указывает на необходимость поиска творческого решения проблемы неравенства, которая несправедливо и необоснованно омрачает жизнь тех, у кого ничего нет, приводит к массовым расходам на здравоохранение и затрудняет увеличение участия рабочей силы (препятствуя усилиям некоторых страны в области повышения пенсионного возраста).

В последние несколько десятилетий социальная политика многих стран Западной Европы отошла от перераспределения. Это ошибка, учитывая, что последствия такой смены – растущее неравенство доходов, ослабление системы социальной защиты, а также снижение доступа к медицинским услугам – усугубит неравенство в состоянии здоровья в долгосрочной перспективе.

По сути, более целенаправленная перераспределительная политика, которая способствует селективному росту социальной мобильности и различным скоростям распространения изменений в поведении, имеет решающее значение для улучшения здоровья населения в низших социально-экономических группах. Материальная помощь должна быть дополнена профилактическими программами в области здравоохранения, в то время как программы по повышению грамотности в вопросах здоровья могут помочь уменьшить связь между низкими когнитивными способностями и плохим здоровьем.

Fake news or real views Learn More

Равного доступа к медицинским услугам недостаточно. Уменьшение неравенства в области здоровья требует более интенсивной медицинской помощи для пациентов в низших социально-экономических рамках, с учетом их специфических потребностей и проблем. Например, доходы от налогообложения табачных изделий, которые несоразмерно поражают группы населения с низким уровнем дохода, должны быть использованы для финансирования программ по борьбе с курением, которые направлены на малоимущих курильщиков.

Значительное и устойчивое неравенство в области здравоохранения означает, что, повышая уровень здоровья групп населения с низкими доходами и уровнем образования, можно добиться больших успехов в улучшении общего состояния здоровья населения. Это может потребовать перестройки системы социального обеспечения в некоторой степени, но результат будет стоить усилий.