0

Трансатлантическая торговля для всех

ВАШИНГТОН, Округ Колумбия. Переговоры по созданию Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP) между Европейским Союзом и Соединенными Штатами в настоящее время широко приветствуются. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон назвал TTIP «подарком, который бывает в жизни поколения только раз», ссылаясь на потенциальные выгоды в размере 80 млрд фунтов стерлингов (125,5 млрд долларов США) как для ЕС, так и для США, и 85 млрд фунтов стерлингов для остального мира.

Поскольку мир устал от ожидания бесконечных торговых раундов в Дохе Всемирной Торговой Организации, даже двухсторонняя торговая инициатива может показаться благом, особенно когда, как недавно было написано в передовице Financial Times, двусторонность охватывает половину мировой экономики. Но есть и существенный недостаток: договор может повредить развивающимся странам-экспортерам, если ЕС и США не предпримут согласованных усилий для защиты интересов этих участников.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Особенность договора, вызывающая наибольшее волнение ‑ его нацеленность на нормативные барьеры, например обязательные стандарты продукта ‑ фактически, должна вызывать наибольшее беспокойство. Учитывая низкие тарифы в ЕС и США ‑ в среднем, менее 5% ‑ дальнейшее снижение льгот не предоставит остальным серьезной форы. Однако, когда речь идет о стандартах ‑ таких как государственная безопасность, здоровье и окружающая среда ‑ требования для доступа к рынку жестоки и бинарны: либо вы отвечаете установленным стандартам, либо не торгуете.

В результате, выбор у фирм из стран третьего мира будет зависеть от того, как будут установлены стандарты TTIP: за счет гармонизации (принятия общих стандартов) или через взаимное признание (принятие товаров одной стороны, соответствующих стандартам другой стороны). Первый вариант позволит производителям во всем мире извлечь выгоду из эффекта масштаба. Однако, в некоторых случаях, гармонизированные стандарты могут быть строже, нежели оригинальные стандарты некоторых стран.

Даже если новые стандарты будут применяться к поставщикам всех стран-экспортеров, затраты на соблюдение требований обычно варьируются, то есть могут пострадать те, кто наименее оснащен для соответствия высоким стандартам. В конце 1990-х годов, когда ЕС принял решение о гармонизации стандартов по афлотоксинам (группе токсичных веществ, производимых определенными видами плесени), восемь государств-членов ‑ в том числе Италия, Нидерланды и Испания ‑ в значительной степени повысили свои национальные стандарты, что в дальнейшем, скорее всего, послужило причиной снижения африканского экспорта зерновых, сухофруктов и орехов в Европу на целых 670 миллионов долларов США.

В случае взаимного признания, как ЕС, так и США будут принимать стандарты партнера, или процедуры оценки соответствия требованиям, позволяя фирмам придерживаться менее строгих требований в каждой области. Если эта политика будет распространяться на фирмы стран третьего мира, она будет иметь мощное либерализирующее воздействие. Например, малазийские производители телевизоров могут решить соответствовать американским, более простым, стандартам безопасности, а затем продавать этот продукт на обоих рынках, пожиная плоды от эффекта масштаба, одновременно снижая издержки на соблюдение стандартов.

Однако, если TTIP исключит фирмы из стран третьего мира из политики взаимного признания, их конкурентоспособность по отношению к европейским и американским компаниям существенно снизится. Действительно, наше исследование показывает, что когда соглашение о взаимном признании включает ограничивающие правила по признаку происхождения, внутрирегиональная торговля возрастает ‑ за счет торговли с другими странами ‑ а развивающиеся страны, как правило, страдают больше всех.

На самом деле, чрезмерные сдерживающие правила по признаку происхождения оказались проблематичными для некоторых предыдущих соглашений ЕС по взаимному признанию, например в стандартах по управлению профессиональными услугами. В то время как бразильские апельсины, допущенные к продаже в Португалии, могут продаваться на всей территории ЕС, бразильский инженер или бухгалтер, имеющий лицензию в Португалии, должен соответствовать отдельным лицензионным требованиям, чтобы работать в других странах ЕС, что затрудняет столь необходимую мобильность рабочей силы, заставляя неевропейских работников проходить дорогостоящие и неэффективные бюрократические процедуры.

Более того, правила ВТО не были созданы равными, если речь идет о тарифах и стандартах. В то время как они защищают страны, исключенные из двухсторонних или региональных тарифных договоров, тем самым гарантируя, что интегрированные рынки не получают дополнительных преимуществ, существует лишь несколько гарантий для защиты третьих стран от последствий соглашений по обязательным стандартам.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Даже при отсутствии международных правил, ЕС и США могли бы совершить два действия, направленные на обеспечение того, чтобы TTIP не имел негативных последствий для развивающихся экономик. Во-первых, они могли бы позволить всем странам пожинать плоды двухстороннего соглашения о взаимном признании, согласившись не вводить ограничивающих правил по признаку происхождения. Во-вторых, там, где они рассматривают гармонизацию, они могут способствовать созданию менее строгих оригинальных стандартов, кроме случаев, когда существуют достоверные доказательства того, что они не будут поддерживать важные нормативные цели. Это сродни проверке ВТО на отклонения от установленных мировых стандартов.

Если ЕС и США создадут эти два обязательства, остальной мир мог бы следить за переговорами по TTIP больше с надеждой, нежели с трепетом.