Теория европейского гражданства

Есть нечто трагическое в том, как развивается сейчас Европа. Марш демократии по всему континенту и образование единого рынка на большей части Европы создали беспрецедентную стабильность, безопасность и процветание. Новая единая валюта евро и обещание Европейского Союза принять в 2004 году ни много ни мало 10 новых членов являются яркими показателями происходящей интеграции.

Тем не менее, способность европейских институтов осуществить более глубокую и широкую интеграцию все больше и больше подрывается живучестью противоречивого и давно устаревшего идеала: государства-нации как основы политической законности и суверенитета. Это большей частью происходит из-за того, что идею общеевропейского гражданства зачастую воспринимают по аналогии как идею национального гражданства, и потому процесс дальнейшей интеграции Европы вызывает такое большое опасение и сопротивление.

Традиционно понимаемое государство-нация создавало гражданство как нечто конкурирующее с принадлежностью к пришедшим в упадок сообществам. Венецианцы стали итальянцами, баварцы стали немцами и так далее. Создатели наций по всей Европе способствовали - с разной степенью успеха, конечно - появлению доминирующей культуры, официального языка и собирательного наименования, создаваемого отчасти на основе различий по отношению к соседним государствам, народам и культурам. Национальные меньшинства повсеместно сталкивались с изгнанием или очень сильным официальным принуждением к ассимиляции.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/Qq3ACoj/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.