0

Провальное дело

ЛОНДОН. С проблемой долга Греции ответственные лица Европы справились неудачно. Главы правительств стран Европейского Союза и Европейский центральный банк изначально отвергли идею привлечения Международного валютного фонда, но не запасли план для отступления. Напрашивается вывод, что частично мотивом для этого послужило нежелание французского президента Николя Саркози встретиться с Домиником Штраусс-Каном, управляющим директором МВФ, посланцем из Вашингтона для спасения еврозоны. Конечно, Штраусс-Кан, вероятно, будет социалистическим соперником Саркози на следующих президентских выборах во Франции.

Является ли Греция “канарейкой в шахте” – предостерегающим сигналом, который говорит нам, что европейский валютный союз находится на грани распада и что другие три знаменитые страны PIGS (Португалия, Италия и Испания) выстроились подобно костяшкам домино, которые вот-вот упадут и повлекут за собой другие? Джордж Сорос боится, что именно это может случиться, и считает, что у еврозоны только 50% шансов выжить в ее нынешней форме.

Конечно, этот эпизод выдвинул на передний план все изъяны при управлении евро – изъяны, которые не удивительны для тех, кто вовлечен в создание общей валюты. Гельмут Коль, один из основных создателей евро, сказал в 1991 году, что “идея поддерживания экономического и валютного союза в течение определенного времени без политического союза является обманом”. Маргарет Тэтчер ‑ из оппозиционного лагеря ‑ сказала в своих мемуарах: “Я полагаю, что единая европейская валюта обречена на провал, экономически, политически и, несомненно, в социальном плане, хотя время, обстоятельства и последствия все еще неясны”. Возможно, сейчас возникнет спрос на греческий перевод ее книги.

Хотя многие из европейских лидеров могут и не согласиться с этими двумя апокалипсическими предсказаниями, они соглашаются с мнением, что назрела необходимость в переменах и что случай с Грецией показал недостаток в самой сути проекта. Саркози, например, снова вспомнил о давнем французском аргументе в пользу некой формы экономического правительства в Европе, в противовес ЕЦБ.