0

Новая Бреттон-вудская конференция?

ПРИНСТОН – хаотичная и дорогостоящая международная реакция на текущий мировой финансовый кризис побудила президента Франции Николаса Саркози, британского премьер-министра Гордона Брауна и президента Германии Хорста Кёлера, бывшего руководителя МВФ, к тому, чтобы призвать к проведению новой Бреттон-Вудской конференции в целях разработки новой глобальной финансовой системы. Подобное требование, однако, зависит от чёткого понимания того, что именно может предоставить новое соглашение.

Привлекательность признания негодности сегодняшней глобальной финансовой системы легко увидеть, поскольку  она содержит множество неисправностей. Существующие организации выглядели всё более иррелевантными во времена стабильности, и неэффективными в периоды кризиса. Несмотря на то, что МВФ приводило мрачно точные цифры касательно возможной стоимости жилищного фиаско в США, он не сыграл практически никакой роли в обращении к текущему кризису. Это был первый финансовый кризис со времён Бреттон-Вудской конференции в 1944г., в котором Фонд остался в стороне.  

Вместо МВФ, главную роль взяла на себя «Большая семёрка», объединение, во главе которого находятся средней величины страны Европы, и в котором динамичные развивающиеся страны Азии – текущий источник глобальных накоплений – не имеют представительства.

Успех Бреттон-Вудской конференции определялся далеко не тем фактом, что она собрала все государства, или тем, что участники вели всесторонние переговоры. Джон Майнард Кейнс, разработчик Бреттон-Вудса, полагал, что истинный урок неудач времён Депрессии 1930-х гг. заключался именно в характере крупной и хаотичной Международной экономической конференции 1933 г. в Лондоне. Кейнс заключил, что действительно эффективный план мог быть создан исключительно под влиянием «единственной державы или группировки единомыслящих держав».