0

A Lasting Poison

НЬЮ-ЙОРК – Следующий год ознаменует двадцатую годовщину падения коммунизма в Европе. Молодых представителей пост-коммунистического поколения Восточной Европы, не обременённых знанием жестокого прошлого во всей его сложности, кажется, не слишком интересуют испытания, через которые пришлось пройти их родителям и бабушкам и дедушкам.    

Несмотря на это, долгий процесс полураспада ядовитого прошлого нашёл своё очередное проявление в недавнем разоблачении чешского писателя Милана Кундеры как предполагаемого пособника сталинизма. Вспоминаются и другие примеры: обвинения в содействии с секретной полицией, выдвигаемые против Леха Валесы, споры, разгоревшиеся в румынском обществе вокруг фашистского прошлого Мирцеа Елиаде, и нападки на так называемую «еврейскую монополию на страдания», приравнивающие Холокост к советскому Гулагу.

Фридрих Ницше сказал, что если смотреть в глаза дьяволу слишком долго, то можно самому стать дьяволом. Большевистский антикоммунизм, своим догматизмом напоминающий коммунизм, время от времени выходил из под контроля в разных областях Восточной Европы. Одна страна за другой становилась свидетелем тому, как представители новой власти перекраивали эту манихейскую идеологию, с её тенденцией к чрезмерному упрощению и манипулированию фактами, на свой лад.          

В этом, разумеется, сыграл свою роль оппортунизм. В 1945г., когда Красная Армия заняла Румынию, коммунистическая партия насчитывала не более 1000 членов; в 1989г. в нее входило почти четыре миллиона. На следующий день после казни Николая Чаушески большинство этих людей внезапно стали яростными антикоммунистами, жертвами системы, которой они служили на протяжении десятилетий.