0

Заколдованный круг Греции

БУЭНОС-АЙРЕС. Отчаянные времена требуют отчаянных мер. Последний пакет помощи, чтобы справиться с несостоятельностью Греции, предлагает выкуп облигаций, чтобы облегчить долговое бремя страны. В сущности, это является реструктуризацией долга с черного хода: фонд помощи Европы, Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF) даст Греции деньги в долг, чтобы она выкупила свой собственный долг на вторичном рынке с большими скидками, тем самым принося потери частным держателям облигаций без необходимости объявлять дефолт.

Основная черта периодически повторяющегося долгового кризиса Европы имела прецедент в Латинской Америке. В действительности многие страны Латинской Америки с высоким уровнем задолженности провели подобный выкуп долгов в конце 1980-х годов. Выкуп Боливией около половины своего дефолтного суверенного долга в 1988 году, операция, которую профинансировали международные доноры, является классическим примером. Но наиболее актуальным опытом Латинской Америки по выкупу долга является более свежий и гораздо менее изученный случай с Эквадором в 2008 году.

Президент Рафаэль Корреа игрался с дефолтом со времен президентской кампании 2006 года (отказ от уплаты долга было частью его предвыборной платформы), и он быстро заработал рейтинг CCC от рейтингового агентства «Fitch». Причины, которые приводил Корреа (правовые вопросы о том, как облигации были выпущены в 2000 году при переоформлении задолженности), были не по существу. Угроза дефолта была способом снизить цены на облигации на вторичном рынке, чтобы выкупить их со скидкой через черный ход. Эта задача была возложена на банк «Banco del Pacífico», который выкупил эквадорские бумаги близкие к дефолту за 20 центов за доллар и выше ‑ достаточно низкая цена для короткой «стрижки», но достаточно высокая, чтобы сдержать «инвесторов-стервятников».

Чтобы ускорить процесс, после объявления дефолта в декабре 2008 года, Эквадор завершил выкуп при помощи обратного аукциона для остальных держателей облигаций, подлежащих погашению наличными ‑ а не посредством регулярного обмена, в котором законность тайной покупки, скорее всего, могла быть поставлена под сомнение. С большей частью непогашенных ценных бумаг в дружеских руках и институциональными держателями облигаций под давлением, чтобы ликвидировать свои позиции в условиях распродажи после ситуации с «Lehman Brothers», операция удалась.