0

Испытание евро на прочность

КЕМБРИДЖ. Хотя я и ценю то, что валютные курсы никогда не бывает легко объяснить или понять, я нахожу сегодняшнюю относительно высокую стоимость евро несколько загадочной. Неужели финансовые воротилы валютных рынков всерьёз полагают, что недавний «всеобъемлющий комплекс мер» правительств еврозоны по спасению евро продержится больше нескольких месяцев?

Новый план основывается на спорной смеси неясных финансовых ухищрений и туманных обещаний умеренного азиатского финансирования. Даже лучшей части данного плана – предложенной (но в действительности не принятой) 50% «стрижки» частных кредиторов греческого государственного долга – недостаточно для стабилизации огромного долга этой страны и проблем её экономического роста.

Как же получилось, что евро продаётся с 40% надбавкой к доллару США, несмотря на то что инвесторы по-прежнему относятся к государственному долгу южной Европы с большим скептицизмом? Я могу назвать одну очень хорошую причину того, почему цене евро следует упасть, и шесть не сильно убедительных причин того, почему ей следует оставаться стабильной или вырасти. Давайте начнём с того, почему цене евро следует упасть.

В отсутствие чёткого пути к более крепкому налогово-бюджетному и политическому союзу, который может идти только через изменение конституции, сегодняшняя остановка системы евро на полпути выглядит всё менее обоснованной. Представляется очевидным, что Европейский центральный банк будет вынужден скупать гораздо большие количества бросовых (высокодоходных, но ненадёжных) государственных облигаций еврозоны. Это может сработать в кратковременной перспективе, но если риски дефолта государственного долга материализуются (что вполне вероятно, как показывает наше совместное с Кармен Рейнхард исследование), придётся рекапитализировать, в свою очередь, и ЕЦБ. А если более сильные северные страны еврозоны не захотят «переваривать» данный денежный перевод (и политическое сопротивление будет высоким), ЕЦБ может быть вынужден рекапитализироваться за счёт создания денег. Так или иначе, опасность глубокого финансового кризиса является высокой.